Sunday, October 26, 2008

Girraween NP. Mt Norman.



Проснувшись рано утром я отчетливо ощутила, что у меня есть спина и шея, :) и они капризно напоминают о том, что надувной матрас, спальник и маленькая подушечка - это неправильные представления о удобстве. Я смыла это ощущение ворячей водой в душе, мы быстро позавтракали, собирали палатку, забросили вещи в машину - наверняка у нас после прогулки не останется на это сил.

Мы отправились на Mt Norman, это самое высокое место в Национальном парке Гирравин, до него туда и обратно больше 10 км по открытому эвкалиптовому лесу.

Тропинка резво бежала по холмам, по ровной поверхности и спускам я шагала так же резво, а вот подъемы отнимали у меня немало сил. Солнце палило немилосердно, эвкалиптовые кроны прикрывали тропу всего лишь легкой вуалью тени, и меня радовало то, что я не забыла купить новую панаму.

Подлесок под эвкалиптами был не настолько густым, как у ручья, но тем не менее и здесь весенние краски радовали глаз. У тропинки росло очень много цветущих кустарников, а к маргариткам и колокольчикам среди травы добавились дикие ирисы. Они попадались целыми куртинками, вспыхивая среди увядающей травы яркими фиолетовыми пятнами.




Мы поднялись выше, эвкалиптовый лес заканчился, и под ногами были снова обнаженные гранитные плиты. Кое-где в тени попадались белые бессмертники, они такие нежные, мягкие и пушистые, похожи на европейские первоцветы. Потом в тени скалы мы нашли целую полянку этих цветов, я долго ими любовалась.




Окружающий пейзаж впечатлял меня еще сильнее, чем у ручья и на Пирамидах - здесь больше простора, а гранитные монолиты выше деревьев и удивляют своими размерами.
Трудно передать мои чувства, вызванные окружающей красотой, но я несомненно была счастлива, что мы оставили домашний уют и проделать несколько сотен километров до этого чуда природы.



Когда до вершины горы осталось букально метров 20, мы долго ходили кругами в лабиринте отвесных скал, чтобы найти тропинку наверх. Потом Юра "отправился в разведку" и поднялся по почти вертикальной расщелине, цепляясь за одну ее сторону и опираясь спиной в другую. У меня этот способ не вызывал никакого доверия, поэтому я осталась в тени и наблюдала, как практически взрослый птенец сине-красного попугая розеллы требовал у своей мамы покушать.




Минут через пятнадцать Юра вернулся и рассказал, какой чудесный вид открывается с самой вершины горы Норман. Я охотно в это поверила, но, посмотрев на его исцарапаные руки и ноги (результат путешествия по расщелине), повторить его путь не рискнула - пожалуй лучше сберечь силы на обратную дорогу, до лагеря еще больше пяти километров, а воды у нас осталось мало.




Вернувшись в лагерь, Юра признался, что даже у него ноги гудят, а у меня - и подавно... :) На парковке мы еще долго с улыбкой наблюдали за мохнатой парочкой кенгуру, аппетитно пощипывающих травку в тени кустов. Малыш уже настолько подрос, что не помещался в мамин карман, но старался держаться к ней поближе, хотя люди тоже ему были интересны и возбуждали любопытство.