Friday, December 12, 2008


С погодой нам очень повезло - каждое утро меня будили шаловливые солнечные лучики, пробивающиеся сквозь оконные занавески и веселый щебет птиц. Кукабарры тоже старались и хохотали на славу - как тут не рассмеешься вслед за ними.)))

Мы не торопились покидать гостеприимный городок 1770 и с раннего утра решили осмотреть полуостров за пристанью. Яркое солнце, редкие облачка, океан изумительной красоты, живописные скалы - это была очень приятная прогулка.

В нашем бунгало я нашла много полезной для туристов информации и, в том числе - перепечатку фрагмента бортового журнала Джейсма Кука, тогда еще лейтенанта. Вот она, история названия городка 1770: в мае 1770 года британский корабль приблизился к этим берегам, и именно здесь первый европеец ступил на берег земель, впоследствии названными Квинсленд. Поэтому жители этих мест по праву считают городок 1770 местом рождения нашего солнечного штата.

Мне показалось весьма интересным прикосновение к этой части австралийской истории, мы нашли каменную пирамидку в полтора человеческих роста, и прочитали: "Лейтенант Джеймс Кук высадился 24 мая 1770 г с подветренной стороны от этого места".

Юра заинтересовался гуляющей вокруг ящерицей-гоаной, а я спустилась к воде, к этому самому "подветренному берегу". В этой бухте мы вчера садились на причале на наше судно, отправляясь к коралловому островку, чуть ближе к нам на берегу раскинулся пестрый и людный кемпинг.

Я стояла на песчаном пляже бухточки и представляла, как британские моряки в одеждах XVIII века стояли на этом же самом берегу. Они, молодые, честолюбивые, отважные, провели месяцы на тесном корабле и теперь мечтали о том, как подарят эти земли британской короне. А аборигенов, живущие, по их мнению, в полной дикости: без одежды и строений, можно было не принимать во внимание.)))

У самого берега росли одичавшие белые садовые цветы, я немного на них полюбовалась, потом нашла Юру, и мы двинулись вдоль берега. Юра периодически нырял в воду с маской в поисках интересной подводной жизни, а я просто купалась в неглубокой теплой воде, наслаждаясь прекрасным днем.

Накупавшись от души, вдоволь налюбовавшись чудесным золотистым пляжем в обрамлении красных скал, местами выглядящих весьма драматично, мангровыми зарослями и изумительно-прозрачными водами Кораллового моря, мы покидаем этот маленький городок, едем на юг, в сторону Брисбена.

Примерно через полторы сотни километров мы останавливаемся в городке Бандебрег (Bundaberg), это крупнейший в нашем штате центр по обработке сахарного тростника и - как следствие - родина бандебергского рома. К сожалению мы не уделили должного внимания индустрии Бандеберга, Юра только пообещал, что купит мне "этой отравы" ))) в Брисбене, и мы, заглянув в информационный туристический центр, снова отправились на берег.

И опять купания, ныряния - я уже ощущаю себя частью этого океана, немного большой и несколько неуклюжей коричневой рыбкой, только не забываю периодически поливать на себя солцезащитным кремом. В этой лагуне очень теплая вода, а под водой есть на что посмотреть, но Юру одолевает дух исследования, и мы переезжаем на другое место.

На новом пляже я выскакиваю на берег первая и смеюсь: берег безлюдный, но его нельзя назвать пустынным, потому что по нему двигаются дружной толпой сотни маленьких голубоватых крабиков. Я подбегаю к ним - и вместо крабов вижу только изрытый мокрый песок. Пришлось нам подождать и разбойным нападением захватить несколько малюток в плен для фотосессии.

Крабики были совсем крошечные, с красивыми голубовато-белыми панцирями и зелеными глазами -бусинками, которые они поворачивают в нашу сторону, словно крошечные перископы. Когда мы отпустили пленников, то было очень интересно наблюдать, насколько быстро прятались крабики, ввинчиваясь между песчинок, словно штопор. Мгновение - и их нет.

Здесь, рядом с крабиками, пляж только частично песчаный, ближе к воде навалены большие черные камни - на них особенно хорошо растут кораллы. Мы ныряем у берега , но вода немного мутная из-за песка, поднятого со дна прибоем. Мне и здесь хорошо, я с удовольствием плещусь в теплой соленой воде, но Юра машет мне рукой с дальних скал - видимо там он нашел под водой что-то особенно интересное.

Я решаю пройтись по берегу, пытаюсь выбраться на берег, и меня постигает первое расстройство: прибой здесь довольно сильный, а прибрежные камни обросли белыми моллюсками, которые царапают руки и ноги при каждом прикосновении.

Изрядно исцарапаная и сердитая я добралась до мужа, но он так воодушевлен найденными у берега мягкими кораллами, что его восторженность передается мне.

Кораллы действительно хороши, они отличаются от тех, которыми мы любовались накануне: те были твердые, а эти - мягкие. Я трогаю кораллы, что растут прямо у берега - они гуттаперчивые, словно резиновая детская игрушки, и обильно покрыты слизью. Здесь все другое - даже рыбки не такие спокойные, как на рифе - здешние убегают очень резво, стоит к ним только приблизится.

Я сначала плаваю и рассматриваю жизнь у берега, а потом по воде пытаюсь выбраться из заливчика, но мой путь преграждает камень обросший кораллами и моллюсками. Я наивно полагаю, что проскочу с волнами прибоя над ним и... со всего маху сажусь животом "на мель". Следущая волна выбрасывает меня из заливчика, но я чувствую, что изрядно ободрала себе кожу, а в соленой воде царапина начинает серьезно меня беспокоить.

Мне уже не доставляют прежнего удовольствия окружающие меня рыбки и кораллы, я пытаюсь выбраться на берег, но прибой в этом месте так силен, что волны дважды сбивают меня с ног и тащат по царапающим кожу камням. Наконец-то я выбираюсь на сушу, чувствуя себя настоящей жертвой кораблекрушения: мои царапины саднят, намечается два не маленьких синяка, а в горле жжет - я изрядно наглоталась соленой воды и ощущения в желудке не очень приятные. Я сажусь на камушке и начинаю себя усиленно жалеть - муж далеко, я не могу его позвать - из-за шума волн он меня не услышит.

Наконец-то Юре надоедает плавать, он выбирается на берег. Он сильнее меня, ему не так страшен прибой, и у него ласты, поэтому он отделывается весьма незначительными царапинами. Я со слезами в голосе рассказываю о своих "несчастьях", ))) а он внимательно осмартивает мои царапины и сообщает, что их надо дезинфицировать, чтобы избежать заражения. Приводит меня к машине, сначала обмывает мои "раны" водой, а потом щедро обрызгивает спиртом.

Даже не знаю, когда мне было хуже - когда я поцарапалась или когда Юра "лечил" меня, но у меня слезы уже не только в голосе, ))) они обильно текут из глаз и падают на политый спиртом живот. ))) Я забираюсь в машину и слезливо заявляю, что ужасно хочу домой. А до дома 370 км, и день близится к вечеру.

Мы проезжаем еще около в 120 км в сторону Брисбена и прибываем в город Мериборо (Maryborough). Еще только 5 вечера, и, если постараться, до 9 можно доехать до дома, но я вспоминаю, как мне хотелось увидеть этот город, поэтому мы сворачиваем со скоростного шоссе и останавливаемся в первом попавшемся мотеле. К нашему счастью мотель оказывается вполне респектабельным, но мне не нужен ни бассейн, ни спортивная площадка, ни прочие удобства мотеля. В номере я прямым ходом иду в душ, потом выпиваю неимоверное количество холодной воды - после того, как я нахлебалась соленой, меня ужасно мучает жажда и забираюсь под прохладные белоснежние льняные простыни.

До чего же мне хорошо! И как мало для счастья надо!))))