Sunday, December 28, 2008


У нас, у австралийцев, все не по-русски. ))) Вот и елочка здесь не новогодняя, а рождественская. Раз Рождество уже прошло, то елку пора убрать. А для меня было странно наблюдать, как разбирают главную ёлку Брисбена всего за три дня до Нового года.)))

Это начало центральной улицы Брисбена - Queen Street Mall, здание на втором плане - Казино.

И еще - температура +31С, пасмурно и накрапывает дождь.

Saturday, December 27, 2008

Снова ездили плавать на Sunshine Coast, Kings Beach. После полудня был отлив, довольно сильный прибой и пасмурно - поэтому фото не много.

Я почти все время мокла с головой в воде, а Юра нашел пару спрятавшихся на дне среди камней осьминогов и пытался их сфотографировать. Это трудно было сделать из-за волны, поднятой волнами мути и спрятавшегося за тучками солнца. Так что только при большой доле воображения на первом фото можно разглядеть головоногого моллюска.))) Только глаза светятся. )))

А в конце дня я нашла у самого берега морского слизня, он был мягкий, сопливенький и смешной, величиной с мою ладонь. На фото он сливается с окружающим его песком и камушками (последний кадр).




Saturday, December 13, 2008


Наверное такое случалось с каждым: заглядываешь по утру в зеркало и не узнаешь свое отражение.)))

Вот и я, проснувшись утром в мотеле на окраине Мериборо (Maryborough), грустно спросила у зеркала: "Чьи это поросячьи глазки?". И со вздохом сама себе ответила: "Мои..." )))
Немножко переживаний, немножко выпитой не по своему желанию соленой океанической воды и много - пресной - результат предсказуем.

Долго грустить я не стала, вытряхнула из холодильника почти все ледяные кубики для напитков и примерно через пол-часа выглядела вполне сносно, а через час, когда мы покидали мотель, я была вполне довольна и собой, и окружающим меня миром.)))

Итак, мы идем знакомиться с этим замечательным городом Мериборо, расположеным на реке под названием Мери (Mary River) 250 км севернее Брисбена . По европейским меркам - город довольно молодой, а по австралийским - портовый Мериборо, основаный в 1847 г - в свое время был одним из культурных и исторических центров.

Что меня особенно заинтересовало в путеводителе - так это возможность полюбоваться улицами колониальных времен, тщательно сохраненых и бережно охраняемых. Именно здесь впервые появились здания, которые стали называть "квинслендец" (queenslander), и по сей день эти деревянные строения с широкими верандами, украшенные белыми резными перилами и карнизами добавляют шарма облику здешних городов.

Несколько улиц городка выглядят именно так, какими они были в позапрошлом веке, только стеклянные фонари теперь электрические.
Они (улицы) были довольно пустынны в это субботнее утро: Мериборо - городок не большой, мимо нас изредка проезжали автомобили, выглядящие абсолютно неуместно на этих исторических улицах, или проходил одинокий прохожий. Вся жизнь кипела у торгового центра.)))

Я невольно поддалась очарованию этого уютного городка, бродила по просторному Королевскому Парку (Queens Park), любовалась маленьким изящным фонтанчиком, беседкой для музыкантов оркестра, когда-то играющего в парке по выходным, очаровательным маленьким прудом с кувшинками, журчащим водопадом и огромным баньяном.

Гулять под этим баньяном было просто чудесно - постоянно осыпающаяся листва этого вечнозеленого дерева совсем пожелтела и как-то особенно по-осеннему благоухала и шуршала под ногами.

Мне пришло в голову, что именно таким должно быть место, где родилась и провела свои детские годы Памела Линдон Траверс, детская писательница, подарившая миру Мери Поппинс. Aтмосфера всего парка как-то незаметно для меня пропиталась очаровательным сказочным духом.

А вот и сам дом, где родилась знаменитая писательница: на стене прикреплена металлическая табличка с ее краткой биографией. А перед домом стоит, кто бы вы думали?!!!

Конечно же сама Мери Поппинс!!!


Она такая хрупкая, миниатюрная и изящная, что мне хочется придержать ее за зонтик, чтобы она не улетела тут же, на моих глазах.)))




На обратном пути к машине я сфотографировала высокие пунцовые олеандры изумительного насыщенного цвета, росшие у входа в старое правительственное здание, потом полюбовалась стройной и строгой аркадой на входе в старинный почтампт.

Меня покорил колониальный шарм Мериборо, и мне захотелось приехать сюда еще раз, чтобы пробродить по этим стаpинным улочкам, не торопясь впитать в себя их волшебную атмоферу.


Примерно через час мы выбираемся на Bruce Highway и снова едем на юг, приближаясь к Брисбену.

Вот мы уже на Солнечном Берегу (Sunshine Coast) и останавливаемся ненадолго у Большого Ананаса.

Это миниатюрный музей, он больше интересен для детей, здесь рассказывают об индустрии выращивания и переработки ананасов в Квинсленде в довольно простой и игровой форме.
Внутренний интерьер музея напоминает декорации к мультфильму, а за музеем маленкий паровозик с экскурсоводом возит желающих по миниатюрным полям с настоящими ананасами. Поля очень хорошо видны со смотровой площадки, расположенной в короне Большого Ананаса.


Задерживаемся здесь совсем ненадолго: мы с Юрой в некоторой степени считаем себя специалистами по выращиванию ананасов, ))) делаем пару снимков и едем снова на пляж, на Kings Beach, где только на прошлой неделе наблюдали подводный мир.

Я уже немного устала от активного отдыха и удобно устраилась на песке в тени пандануса с детективом Агаты Кристи, а Юра снова отправляется с цифровой камерой под воду и находит забавное "общежитие" морских ежей.

После обеда на небо начинают набегать тучки, и мы отправились домой.

А Брисбен встретил нас мелким моросящим дождем.

Friday, December 12, 2008


С погодой нам очень повезло - каждое утро меня будили шаловливые солнечные лучики, пробивающиеся сквозь оконные занавески и веселый щебет птиц. Кукабарры тоже старались и хохотали на славу - как тут не рассмеешься вслед за ними.)))

Мы не торопились покидать гостеприимный городок 1770 и с раннего утра решили осмотреть полуостров за пристанью. Яркое солнце, редкие облачка, океан изумительной красоты, живописные скалы - это была очень приятная прогулка.

В нашем бунгало я нашла много полезной для туристов информации и, в том числе - перепечатку фрагмента бортового журнала Джейсма Кука, тогда еще лейтенанта. Вот она, история названия городка 1770: в мае 1770 года британский корабль приблизился к этим берегам, и именно здесь первый европеец ступил на берег земель, впоследствии названными Квинсленд. Поэтому жители этих мест по праву считают городок 1770 местом рождения нашего солнечного штата.

Мне показалось весьма интересным прикосновение к этой части австралийской истории, мы нашли каменную пирамидку в полтора человеческих роста, и прочитали: "Лейтенант Джеймс Кук высадился 24 мая 1770 г с подветренной стороны от этого места".

Юра заинтересовался гуляющей вокруг ящерицей-гоаной, а я спустилась к воде, к этому самому "подветренному берегу". В этой бухте мы вчера садились на причале на наше судно, отправляясь к коралловому островку, чуть ближе к нам на берегу раскинулся пестрый и людный кемпинг.

Я стояла на песчаном пляже бухточки и представляла, как британские моряки в одеждах XVIII века стояли на этом же самом берегу. Они, молодые, честолюбивые, отважные, провели месяцы на тесном корабле и теперь мечтали о том, как подарят эти земли британской короне. А аборигенов, живущие, по их мнению, в полной дикости: без одежды и строений, можно было не принимать во внимание.)))

У самого берега росли одичавшие белые садовые цветы, я немного на них полюбовалась, потом нашла Юру, и мы двинулись вдоль берега. Юра периодически нырял в воду с маской в поисках интересной подводной жизни, а я просто купалась в неглубокой теплой воде, наслаждаясь прекрасным днем.

Накупавшись от души, вдоволь налюбовавшись чудесным золотистым пляжем в обрамлении красных скал, местами выглядящих весьма драматично, мангровыми зарослями и изумительно-прозрачными водами Кораллового моря, мы покидаем этот маленький городок, едем на юг, в сторону Брисбена.

Примерно через полторы сотни километров мы останавливаемся в городке Бандебрег (Bundaberg), это крупнейший в нашем штате центр по обработке сахарного тростника и - как следствие - родина бандебергского рома. К сожалению мы не уделили должного внимания индустрии Бандеберга, Юра только пообещал, что купит мне "этой отравы" ))) в Брисбене, и мы, заглянув в информационный туристический центр, снова отправились на берег.

И опять купания, ныряния - я уже ощущаю себя частью этого океана, немного большой и несколько неуклюжей коричневой рыбкой, только не забываю периодически поливать на себя солцезащитным кремом. В этой лагуне очень теплая вода, а под водой есть на что посмотреть, но Юру одолевает дух исследования, и мы переезжаем на другое место.

На новом пляже я выскакиваю на берег первая и смеюсь: берег безлюдный, но его нельзя назвать пустынным, потому что по нему двигаются дружной толпой сотни маленьких голубоватых крабиков. Я подбегаю к ним - и вместо крабов вижу только изрытый мокрый песок. Пришлось нам подождать и разбойным нападением захватить несколько малюток в плен для фотосессии.

Крабики были совсем крошечные, с красивыми голубовато-белыми панцирями и зелеными глазами -бусинками, которые они поворачивают в нашу сторону, словно крошечные перископы. Когда мы отпустили пленников, то было очень интересно наблюдать, насколько быстро прятались крабики, ввинчиваясь между песчинок, словно штопор. Мгновение - и их нет.

Здесь, рядом с крабиками, пляж только частично песчаный, ближе к воде навалены большие черные камни - на них особенно хорошо растут кораллы. Мы ныряем у берега , но вода немного мутная из-за песка, поднятого со дна прибоем. Мне и здесь хорошо, я с удовольствием плещусь в теплой соленой воде, но Юра машет мне рукой с дальних скал - видимо там он нашел под водой что-то особенно интересное.

Я решаю пройтись по берегу, пытаюсь выбраться на берег, и меня постигает первое расстройство: прибой здесь довольно сильный, а прибрежные камни обросли белыми моллюсками, которые царапают руки и ноги при каждом прикосновении.

Изрядно исцарапаная и сердитая я добралась до мужа, но он так воодушевлен найденными у берега мягкими кораллами, что его восторженность передается мне.

Кораллы действительно хороши, они отличаются от тех, которыми мы любовались накануне: те были твердые, а эти - мягкие. Я трогаю кораллы, что растут прямо у берега - они гуттаперчивые, словно резиновая детская игрушки, и обильно покрыты слизью. Здесь все другое - даже рыбки не такие спокойные, как на рифе - здешние убегают очень резво, стоит к ним только приблизится.

Я сначала плаваю и рассматриваю жизнь у берега, а потом по воде пытаюсь выбраться из заливчика, но мой путь преграждает камень обросший кораллами и моллюсками. Я наивно полагаю, что проскочу с волнами прибоя над ним и... со всего маху сажусь животом "на мель". Следущая волна выбрасывает меня из заливчика, но я чувствую, что изрядно ободрала себе кожу, а в соленой воде царапина начинает серьезно меня беспокоить.

Мне уже не доставляют прежнего удовольствия окружающие меня рыбки и кораллы, я пытаюсь выбраться на берег, но прибой в этом месте так силен, что волны дважды сбивают меня с ног и тащат по царапающим кожу камням. Наконец-то я выбираюсь на сушу, чувствуя себя настоящей жертвой кораблекрушения: мои царапины саднят, намечается два не маленьких синяка, а в горле жжет - я изрядно наглоталась соленой воды и ощущения в желудке не очень приятные. Я сажусь на камушке и начинаю себя усиленно жалеть - муж далеко, я не могу его позвать - из-за шума волн он меня не услышит.

Наконец-то Юре надоедает плавать, он выбирается на берег. Он сильнее меня, ему не так страшен прибой, и у него ласты, поэтому он отделывается весьма незначительными царапинами. Я со слезами в голосе рассказываю о своих "несчастьях", ))) а он внимательно осмартивает мои царапины и сообщает, что их надо дезинфицировать, чтобы избежать заражения. Приводит меня к машине, сначала обмывает мои "раны" водой, а потом щедро обрызгивает спиртом.

Даже не знаю, когда мне было хуже - когда я поцарапалась или когда Юра "лечил" меня, но у меня слезы уже не только в голосе, ))) они обильно текут из глаз и падают на политый спиртом живот. ))) Я забираюсь в машину и слезливо заявляю, что ужасно хочу домой. А до дома 370 км, и день близится к вечеру.

Мы проезжаем еще около в 120 км в сторону Брисбена и прибываем в город Мериборо (Maryborough). Еще только 5 вечера, и, если постараться, до 9 можно доехать до дома, но я вспоминаю, как мне хотелось увидеть этот город, поэтому мы сворачиваем со скоростного шоссе и останавливаемся в первом попавшемся мотеле. К нашему счастью мотель оказывается вполне респектабельным, но мне не нужен ни бассейн, ни спортивная площадка, ни прочие удобства мотеля. В номере я прямым ходом иду в душ, потом выпиваю неимоверное количество холодной воды - после того, как я нахлебалась соленой, меня ужасно мучает жажда и забираюсь под прохладные белоснежние льняные простыни.

До чего же мне хорошо! И как мало для счастья надо!))))

Thursday, December 11, 2008

Lady Musgrave Island


Наконец-то наступил этот долгожданный день и мы поедем знакомиться с коралловым островком Леди Масгрейв (Lady Musgrave Island) - южной оконечностью Большого Барьерного рифа (Great Barrier Reef), по праву считающегося восьмым живым чудом света.


Пока мы на пристани ожидали в тени панданусов посадки на наше суденышко, я разглядывала нашу группу: довольно много европейцев, австралийцы с детьми, одна девушка-азиатка, потом я заметила несколько очень привлекательных молодых девиц, они говорили с американским акцентом. Наша толпа довольно пестрая, но небольшая, человек 100, так что нас перевезли на стоящий в бухте небольшой кораблик за 3 рейса и мы снялись с якоря.

Кораблик крохотный, всего две палубы, капитанская рубка находилась в верхнем салоне сразу перед пассажирскими креслами. Внизу - небольшой уютный салон-бар.

Мы с Юрой устроились сверху на открытой палубе и любовались удаляющимися берегами. Вот мы уже вышли из спокойной бухты: мыс, где расположен городок 1770, стал похож на остров, и наше суденышко закачалось на настоящих океанических волнах. Я тревожно спросила Юру: "Может быть я зря не взяла таблетки от морской болезни?", но он мне ответил, что "все будет хорошо"! Я ему охотно поверила и продолжила любоваться удаляющейся землей.

Берега постепенно исчезли за горизонтом и мы уже в открытом океане! Вокруг - вода и ничего больше. Кораблик немного нырял на волнах, и меня эта качка слегка усыпляля. Я прикрыла глаза, но больше не от дремоты, а от того, что маленькая хорошенькая девчушка напротив, которая только что весело бегала по палубе, вдруг погрустнела и уткнулась в бумажный пакетик. Дурное дело заразительно - еще несколько детишек потребовали к себе пристального внимания родителей и команды, и те суетились вокруг, предлагая наперебой воду, сосательные леденцы и новые бумажные и пластиковые пакетики.

К счастью наше путешествие продолжалось не долго - через полтора часа на горизонте показался на островок, поблескивающий на солнце золотистым песчаным пляжем.


Мы пристали к плавающей платформе, покачивающейся на волнах недалеко от берега кораллового острова, и после утреннего чая и короткого инструктажа смотрли, как кормят рыб. Мы спустились вглубь платформы чтобы за стеклянной стеной наблюдать за этим процессом под водой. Мы еще были немного растеряны после полуторачасовой качки, поэтому не сделали ни одного снимка метровых рыб, набрасывающихся с аппетитом на бесплатное угощение. Я заметила довольно страшненькую огромную пятнистую рыбу - это местный любимец Potato Cod Джордж, он милый, но большеватый и чуточку страшноватый.

Наконец-то мы сбросили с себя лишнюю одежду, я для Юриного спокойствия натянула спасательный жилет, чтобы мой муж все свое время мог посвятить подводной съемке, не беспокоясь о том, что жена от восторга нахлебалась воды и пошла ко дну. :)


Чтобы лишний раз не мазаться солнцезащитным кремом Юра отправился плавать в обычной футболке - ультрафиалет жжет через кристально-чистую воду с удвоеной силой. А я была в ярко-желтом жилетике, который упрямо держиал меня у самой поверхности воды и не позволял нырнуть на глубину.


Мы погрузились в воду, и душа замерла от восторга! Воистину Барьерный Риф - Чудо Света! Никакой, даже самый хороший океанариум не передает всей прелести живого кораллового рифа! Вода, переливалась всеми оттенками бирюзы и аквамарина, она была очень теплой и спокойной.


А кораллы поражали разнообразием цвета и формы: одни - белые, похожие на припорошеные инеем ветки деревьев, другие - выглядят как пышные кусты, третьи - словно невысокая травяная поросль, четвертые - совсем как нежные молодые рожки северного оленя.


И цвета: снежно-белый и сероватый, молочный, цвет топленого молока, бежевый, желтоватый, бледный- и насыщенно-розовый, сиреневый, лиловый... Среди этого удивительного подводного ландшафта суетились рыбки - большие и маленькие, обычные серебристые и ярко-раскрашенные.


Первым делом, окунувшись в воду, я бегло осмотрелась, а потом протянула руку в симпатичной желтой рыбке. Рыбко смело подплыла и клюнула меня в палец.


Мне так смешно, что я поднялась наверх, выплюнула воздушную трубку изо рта и долго смеялась от радости и восторга. А потом снова нырнула под воду и начала методично двигаться вокруг рифа, внимательно осматривая все, что попадалось мне на пути.


А Юра был очень занят - он с увлечением фотографировал подводный мир, оказывается, что это не так просто. Рыбки не стоят на месте, а вода хоть и спокойная, но так и норовит отнести тебя в сторону или забросить на отмель, где можно поцарапаться о жесткие кораллы, и, что самое не удобное - на большом цифровом экране под водой не видно ничего, кроме неба и лица в маске!


Юра передал мне камеру, чтобы я сделала несколько снимков, но дома мы обнаружили, что на одном кадре - Юрина рука, на втором - голова, на третьем - только нога. :) Хорошо, что я сделала несколько снимков, и хоть один можно оставить на память.


Придя к выводу, что подводная съемка - не моя стихия, :) я снова вернулась к созерцанию подводного мира инашла рыбок-клоунов, прячущихся среди анемонов. После известного голливудского мультфильма о Немо этих австралийских коралловых рыбок знает наверно каждый ребенок, поэтому было очень интересно их увидеть в натуральной среде обитания. А рыбки-клоуны оказались немного больше, чем я их представляла - размером с небольшого карасика.


Я попыталась прикоснуться к одной из этих рыбок, но клоун видимо посчитал, что я посягаю на его личное пространство, выбрался из анемонов, смело атаковал мои пальцы и так же смело спрятался обратно - наружи остался только хвост. Я улыбнулась, еще немного поиграла с анемонами, пуская на них волны от моей руки, и поплыла дальше.


Примерно через часа полтора мы выбрались на понтон, чтобы немного передохнуть. Оказалось, что в нижнем салоне уже приготовлен для нас буфет для ланча, что было очень кстати. Я отдала должное холодным креветкам, пикантному салату с сельдереем и легкому десерту из ананасов и кокосовых хлопьев, а Юра остался верен себе - "чем больше мяса - тем лучше".

После обеда мы уточнили, когда будет следущая экскурсия на остров, отправились снова плавать, увлеклись и... пропустили ее! Когда мы выбрались на платформу, плоскодонка со стеклянным дном уже отчалила. От капитана Юра узнал, что это был последний рейс.

Я уже почти смирилась с тем, что не побываю на самом островке, но нас двоих усадили на крохотную надувную моторную лодочку и, персонально и с почетом доставили на островок, строго пообещав, что если мы не будем на этом же самом месте через пол-часа, то нас заберут отсюда только в субботу во время следущей экскурсии. Надо ли говорить, что после этих слов я со всех ног бросилась догонять группу наших экскурсантов, которые уже скрылись в зарослях деревьев.


А островок стОил того, чтобы его осмотреть. То, что на расстоянии казалось золотисто-белым песком, оказалось выбелеными обломками кораллов и ракушек, которые хрустели под ногами при каждом шаге. Был отлив и на мелководье кипела жизнь: в мелких лужах между камней и кораллов сновали мальки, покачивались черные морские огурцы, фильтровали воду небольшие тридактны, маленькие крабики копались в водорослях.


Мы не стали задерживаться на берегу и поскорее углубились в лес в заросли деревьев Pisonia, все ветви которых были увешены корзиночками-гнездышками небольших черных птиц-крачек (Black Noddy, White-capped Noddy). До некоторых гнезд можно дотянуться рукой, и их хозяиво опасливо поглядывали на нас, а птенчики глазели с любопытством. Мы догнали нашу группу через несколько минут посреди острова, и дальше уже осматривали все вокруг под комментарии нашего матроса-экскурсовода.


Возвращаться на лодке со стеклянным дном оказалось очень интересно: кроме стаек разнообразных рыбок, живущих на глубине, нам показали еще несколько громадных морских черепах, отдыхавших на подводных камнях совсем не далеко от того места, где мы любовались рифом.

По возвращении на понтон я помахала рукой капитану, поблагодарила его и снова нырнула под воду - воистину одного дня не достаточно, чтобы рассмотреть все, что там есть интересного. Но вот прозвучал длинный свисток - нам пора возвращаться обратно, мы пробыли у Lady Musgrave Island целых пять часов, а время пролетело совсем незаметно.


После вечернего чая мы повернули обратно наматерик. Для команды каждый такой тур - это просто работа, хоть и приятная, поэтому они разнообразили ее, как могли. Одна дама из команды сначала украшала салон блестящей новогодней мишурой, потом начала декорировать той же мишурой самого капитана, находящегося у штурвала: повешалана него рождественские оленьи рожки и блеслящие нити. Похоже, что шли мы на автопилоте, потому что эта возня никак не повлияла на наш курсе. Царло всеобщее веселье, и девочки-американки с удовольствием фотографировались с капитаном, а потом еще долго смеялись, рассматривая свои фото.

Коралловый островок уже скрылся из глаз, нас снова окружал только океан. Я любовалась сапфировыми волнами поразительной чистоты и глубины, четкой ровной линией горизонта, окружавшей нас со всех сторон. Потом заметила летучих рыб, напуганные нашим корабликом они выскакивали из воды, долго летели над ровной поверхностью океана и снова ныряли в воду. Вот рыбы выпрыгнули еще и еще... А на волнах покачивались большие желтые медузы, похожие на опавшие круглые листья и я думаю о том, каким же замечательным день был этот день, мне так хотелось, чтобы он навсегда остался в моей памяти.


Wednesday, December 10, 2008

На север!



Почти весь день прошел в дороге. Мы с раннего утра оставили сына у его офиса, напутствовали хорошо присматривать за свинками и птичками и направились на север, в городок 1770 (The Town of 1770), расположенный на побережье Кораллового моря примерно в 500 км от Брисбена.

Первую остановку сделали примерно через два с половиной часа в небольшом городке Гимпи (Gympie), заглянули в информационный центр для туристов (такие центры есть практически в любом мало-мальском городке Австралии) и вышли оттуда с целым ворохом карт и буклетов: теперь мы точно знали как ехать, где остановиться и на что посмотреть.

Прогулявшись по аккуратному парку на берегу местной речки Мери (Mary River) и сфотографировавшись у памятника местным золотоискателям мы узнали, что расцвет городка произошел в середине XIX века благодаря найденным месторождениям золота, это оказало большое влияние на развитие независимости штата Квинсленд (Queensland) в целом.

Проникнувшись духом австралийской истории, мы отправились дальше - впереди еще целый день и длинная дорога. Осмотр остальных городков, которые мы проезжали, мы оставили на обратную дорогу.


Дорога заняла у нас чуть больше времени, чем мы ожидали. В этот рабочий день то тут, то там на скоростном шоссе велись ремонтные работы, а почти в самом конце пути мы уперлись в грузовик, который очень неспешно ехал по дороге, загораживая даже встречную полосу, потому что в его кузове находилось что-то необычайно громоздкое. Все встречные машины стояли на обочине, а нам приходилось ползти следом с какой-то смешной скоростью.

Наконец-то дорога расширилась, появилась обгонная полоса, и регулировщик из машины сопровождения разрешил нам обгон по встречной полосе. Во время обгона я смотрела во все глаза, пятаясь понять, что же это такое лежит, :) но так и не разобрала. ЭТО было похоже на громадный кузов самосвала, при том, что самосвал должен быть в два раза больше обычного, и цвет странного сооружения был радостным ярко-оранжевым. Юра сказал, что вообще-то на некоторых карьерах существуют машины такого размера, и эта штуковина настолько поразила мое воображение, что я еще долго ее обсуждала, наблюдая, как одна из машин сопровождения идет по встречной полосе, заставляя останавливаться весь встречный трафик.

Oколо 3 часов дня мы добрались до The Town of 1770, заглянули в местное турагенство и подтвердили зарезервированные на следущий день места на суденышке, идущем к самой южной точке Большого Барьерного рифа (Great Barrier Reef) - островку Леди Масгрейв (Lady Musgrave Island).


После этого нужно было еще найти место ночлега на ближайшие две ночи, и хотя Юра с вожделением посматривал в сторону уютного кемпинга на живописном берегу залива (у него в багажнике и палатка "на всякий случай" припасена), я осталась непреклонной, и мы обосновывались небольшом бунгало, из окна которого сквозь ажурные ветки окружающих эвкалиптов вдалеке поблескивали сапфировые воды Кораллового моря.

Теперь все дела сделаны, и мы отправлились осматривать окрестности. Городок 1770 оказался очень маленьким: всего одна длинная улица вдоль небольшого полуострова и несколько отходящих от нее коротеньких тупичков.


Мы повернули к океану. Пляж был длинный-длинный, песчаный, выглядящий особенно привлекательно в лучах вечернего солнца. Юра сразу устремился в воду, чтобы опробовать цифровую камеру-Олимпус, купленную накануне в большой спешке, но прибой в этом месте такой, что на дне невозможно рассмотреть никакой жизни. После небольшой прогулки по пляжу, мы вернулись в наш временный дом, где я, зевая и стараясь не заснуть, быстро связала крючком для новой Юриной игрушки-Олимпуса акриловый кармашек, потом еще некоторое время полюбовалась на купленую черепашку-магнитик - она выглядит почти как настоящая!

Заснула я рано - завтра нас ждал очень длинный и интересный день на коралловом островке...