Sunday, July 26, 2009

Снова в дорогу


Ну вот, чемоданы опять запакованы, я немного растерянно бродила по маминому дому, не в состоянии чем-то занять себя - все немножко валилось из рук. Чуточку грустно - снова предстоит расставание, и немного радостно - мы едем домой, я еще в Сингапуре начала скучать по нашему маленькому уютному домику под холмом. И еще в душе волнение перед предстоящим перелетом, нам в который раз предстоит пересечь по воздуху почти пол-мира и провести в дороге больше суток.

Весь день прошел в каких-то незначительных делах, и только ближе к вечеру, около пяти, мы поехали в Новосибирск, чтобы еще раз заглянуть и попрощаться с Юриными родителями, а за пару часов до полуночи начиналась наша регистрация на пекинский рейс.

Что удивляет при входе в Новосибирский международный терминал Толмачево, так это полное сканирование вещей и пассажиров прямо у входной двери в аэропорт. Мы в первый раз зашли в здание налегке, только чтобы удостовериться, что с нашим рейсом все в порядке, а ближе к регистрации вернулись в машину за чемоданами.

Мужчины по второму разу вытащили из карманов ключи, зажигалки, бумажники, способные вызвать звон у сканера - эта суматоха с доставанием и обратным распихиванием вещей по карманам всегда так утомительна. Служащая мельком взглянула на экран на наши чемоданы-сумки, а потом стала изучать картинку внимательнее. Так я и знала!!!

Еще дома этот подарок моего отчима моему сыну вызывал у меня внутренний протест: Степан Иванович решил подарить Михаилу свою небольшую коллекцию декоративных кинжалов. Они все были сувенирными, игрушки - да и только, но один из них, был хоть и абсолютно тупым, но производил впечатление своей формой и размерами.

Служащая аэропорта сухо бросила мне: "Откройте!" Я немного разволновалась, и хотя знала, что это вещицы сувенирные, не сразу справилась с замком на чемодане. Потом подошел милиционер, посмотрел, начал звонить вышестоящему лицу: несмотря на то, что нож был тупой, сувенирный и лежал в багаже, по каким-то здешним правилам мы не имели права иметь с собой подобное "холодное оружие", тем более, что магазинного чека у нас на него не было.

Уже объявили регистрацию на наш рейс, но мы все ожидали в стороне: наши мужчины, Юра и Степан Иванович, ушли в комнату милиции, где на моего мужа составляли протокол, а он писал объяснительную. Мама ужасно нервничала, порывалась куда-то бежать: то за кофе, то за бутербродами, а я просто сидела и мрачно ждала...

...Примерно через час очередь на регистрацию сократилась до нескольких человек, я не выдержала и отправилась в комнату милиции. Заглянула туда: "Господа, у нас заканчивается регистрация на рейс". Молоденький милиционер ответил мне доброжелательно: "Не переживайте, улетите!". А отчим мрачно добавил: "Оказывается, носить с собой такой нож - уголовное преступление!" Я больше не стала ничего добиваться от мужчин, поблагодарила милиционеров, :) и снова села рядом с мамой.

Наконец-то Юра и отчим вернулись. Юра криво усмехнулся, почесал подбородок и процитировал: "Замели, дело шьют", - а потом облегченно рассмеялся: "Да все в порядке! Парни попались понимающие, сами подсказали, что лучше отказаться от этого ножа. Ну я и сказал, что нашел его накануне в лесу, когда собирал грибы, никому не показал и положил в чемодан. Теперь его отправят на экспертизу - если его не отнесут к холодному оружию, то его можно даже забрать обратно. Только навряд ли он нам с тобой и Михаилу нужен, лучше верни маме остальные "холодные сувениры" и полетели скорее домой!"

...Быстрые объятья у ворот, я целую маму, шепчу ей: "Береги себя", - и мы проходим все формальности с посадкой на самолет с минимальным стоянием в очередях - мы самые последние. Уже за полночь, впереди - долгий и утомительный день, который мы проведем в самолетах и аэропортах.