Saturday, November 19, 2011

Bruce Hwy. Brisbane - Rockhampton.


Гигантская кенгуру с легким жужанием медленно вертерела головой, забавно двигала большими ушами и иногда кокетливо моргала длинными ресницами, ее улыбающаяся морда невольно вызывала ответную улыбку. Мы сделали первую остановку неподалеку от Гимпи (Gympie), покинув дом ранним утром и проехав к северу от Брисбена около 200 км.

...Самым трудным в планировании этого путешествия оказалось оторвать Юру от работы. Сначала мы собирались поехать на север в первую неделю ноября, как только у меня закончился рабочий контракт, но мужу срочно потребовалось завершить какой-то важный эксперимент. Потом нужна была доработка очередной статьи, следом подоспели еще какие-то не менее важные лабораторные исследования, так что мы выбрались из дома только в конце месяца.

Особенных планов мы не строили, просто нам захотелось прокатиться по скоростному шоссе Bruce Highway (Bruce Hwy), на 1700 км протянувшемуся по восточному побережью Квинсленда от Брисбена до города Кейнс (Cairns). Наконец мы забросили в багажник машины палатку, одежды недели на две, взяли с собой маски и ласты, отвезли морского свина к моей подруге и ранним субботним утром пересекли город с юга на север, выехав на скоростное шоссе Bruce Hwy.



По бокам шоссе мелькали знакомые указатели: Nudgee Beach, Redcliffe, Caloundra. В этих районах на побережье мы бывали уже десятки раз, встречали рассветы, провожали закаты, просто купались и грелись на солнечных песчаных пляжах.

Утро было чудесным, солнечным и не очень жарким. Мы не включали кондиционер и ехали с открытыми окнами, вдыхая свежий ветер, запахи эвкалиптов и подсыхающих трав. Неожиданно нас окутал совершенно головокружительный фруктовый аромат, сладкий и экзотичный. Я повертела головой и охнула от удивления: нас догонял огромный грузовик, доверху наполненный спелыми плодами манго, распространяющими вокруг сладкое благоухание. Видимо фрукты везли с фермы на переработку.




Вот так, витая в сладких фруктовых ароматах, мы доехали до Гимпи и остановились на окраине у маленького здания с большой синей вывеской "i", что значит "information". В Австралии, как и в остальном цивилизованном мире, так помечают информационные центры для туристов, там можно найти все сведения о местных достопримечательностях, национальных парках, отелях, мотелях, кемпингах, также заказать экскурсии и пр. В большинстве таких центрова можно купить сувениры и выпить чашечку чая или кофе. И еще здесь всегда есть санитарные удобства, что немаловажно в длительном путешествии. :)


Этот центр на окраине Gympie располагался рядом с заправкой "Matilda", владельцы которой и водрузили большую фигуру кенгуру, с эмблемой фирмы на груди. Сразу за стилизованой фигурой располагался небольшой уютный парк с милым прудом, в котором красиво отражалось яркое утреннее небо.


Немного отдохнув, мы вернулись на Bruce Hwy и продолжили свой путь на север. За окнами снова замелькали маленькие городишки и окруженные цветами и зеленью приземистые фермерские домики с широкими открытыми верандами и покатыми крышами. Ближе к Бaндебергу (Bundaberg) появились зеленые плантации сахарного тростника.

Эта часть шоссе нам была знакома - в декабре 2008 мы ездили с Юрой на север до городка Seventeen Seventy поплавать и понырять с маской на южной оконечности Большого Барьерного Рифа у Lady Musgrave Island.


По дороге мы еще пару раз останавливались, чтобы отдохнуть и размять ноги, и через 650 км от Брисбена примерно к четырем часам после полудня показался город Рокхемптон (Rockhempton). Мы пересекли Тропик Каприкона (Козерога), субтропики остались на юге и мы въехали в тропическую зону нашего штата Квинсленд. Дикая природа пока мало отличалась от привычной нам по Брисбену: все те же редкие раскидистые эвкалипты и пожухлая желтеющая трава. В окрестностях Рокхемптона, как и у нас, давно не было дождя.


На окраине города мы заглянули в ярко-синее здание с буквой "i", запаслись необходимыми картами и буклетами и повернули на восток. Примерно в 35 км от Рокхемптона на берегу океана уютно притулился крохотный городок Emu Park. Мы обосновались в сотне метров от океана, за узкой полосой прибрежных деревьев негромко шептал и вздыхал огромный и могучий Тихий океан.


После легкого раннего ужина мы вышли на пустынный пляж. В наших широтах смеркается рано даже летом, в ноябре солнце садится сразу после шести вечера. Мы бродили по берегу, слушали шорох волн и ветра, любовались последними красками дня, красиво отражавшимися во влажном от волн песке.


На самом высоком мысе побережья возвышалась белоснежная скульптура The Singing Ship ("Поющий корабль") - монумент в честь капитана Джеймса Кука, первооткрывателя этих берегов.


Свежий морской бриз гулял по струнам "корабля" и они звенели и пели свою бесконечную и мелодичную песню в память об морских первооткрывателях и их подвигах...