Monday, May 14, 2012

Sunday. Mother's day.



Кукабарры еще молчали. Наверно они досматривали последний утренний сон, им снились толстенькие и вкусные земляные червячки, которыми мы их угощали накануне вечером, раскопав на заднем дворе компостную кучу. Выбравшись из-под теплого одеяла, я посмотрела на часы - половина шестого утра, за окном еще темно. Выпив свой утренний стакан воды, я включила компьютер посмотреть, что произошло в мире за ночь.

Небо постепенно начало светлеть, проснулась первая хохотушка-кукабарра, выдала короткий заливистый смешок, разбудила Юру и снова замолчала. Юра просыпается быстрее, чем я, он только открывает глаза - и уже бодр и активен, поэтому он сразу предложил поехать фотографировать рассвет. Мы решили отправиться на Mt. Coot-tha, до нее от нашего дома минут двадцать на машине.

Приняв душ в рекордные сроки и отложив завтрак на более поздний час, мы забросили рюкзаки с камерами в машину, и, наблюдая за розовеющим на востоке небом, поехали в сторону Сити.




На горе было довольно людно: фотографы, парочки, велосипедисты. Когда мы вышли на смотровую площадку горы Mt. Coot-tha, солнце уже поднялось над горизонтом, и люди, встретившие рассвет, стали понемногу разъезжаться.




Мы еще немного понаблюдали, как светило поднимается все выше, заливая золотистыми лучами просыпающийся город, легкие облачка на востоке и тонкую кромку океана у горизонта. Мы съехали с горы и за кофе с оладьями договорились, что возвращаться сразу домой неинтересно, поэтому после завтрака отправились на Nudgee Beach, небольшой пляж к северу от аэропорта Брисбена, в прошлом июле мы встречали там рассвет.




Был отлив. Океан отступил от пологого берега на несколько сотен метров и серебристо поблескивал в лучах яркого утреннего солнца. На каллистемоне рядом с пляжем завтракала небольшая стайка радужных лорикитов, они весело перекликались и роняли вниз красные тонкие лепестки цветов.




На парковке рядом с лорикитами облачались в свои резиновые костюмы рыбаки. Их комбинезоны, своеобразные резиновые штаны, объединенные с сапогами, доходили до подмышек и позволяли заходить в воду по пояс. Несколько рыбаков уже стояли в воде далеко от берега, вокруг них кружились чайки и степенно плавали пеликаны.




Мы немного погуляли по заболоченному песчаному пляжу, любуясь прозрачным ясным утром и фотографируя отражения деревьев в небольших лужицах, оставшихся на берегу после отлива.

Каждые несколько минут за мангровыми зарослями раздавался удаленный и глухой грохот турбин, и вскоре металлическая гигантская птица взмывала над вершинами деревьев, делала круг и пропадала в вышине. Эта близость аэропорта и разлетающиеся в разные стороны самолеты будили во мне дух странствий и звали в дорогу. Уже скорее бы, скорее!




Проводив глазами в добрый путь более десятка авиалайнеров, я вернулась своими мыслями на землю. Юра в это время нашел на пляже небольшую снулую рыбку, видимо ее совсем недавно обронили рыбаки, потому что рыбешка выглядела вполне свежей и пахла пока вполне прилично.




С помощью этой рыбки Юра начал приманивать изящную белую цапельку, до этого пугливо от нас отбегавшую. Юра бросил рыбину ближе к птице, но приманку заметила не только цапля.




Красавец-пеликан, до этого неторопливо плававший около рыбаков, увидел еду издалека, спикировал неподалеку от меня и с достоинством направился в сторону упавшей рыбы.




Он отогнал цаплю, подобрал свою добычу с песка и одним махом проглотил рыбешку. После этого пеликан победно помахал крыльями, почесал лапкой нос, спустился в воду и уплыл обратно к рыбакам.




Солнце поднималось все выше и припекало макушку. Я уже давно сбросила с себя свитер, всем существом впитывая в себя свежий морской бриз, крики чаек, бездонное голубое небо и громадный Тихий океан, простирающийся до горизонта.

Вода чуть слышно плескалась у моих ног, и меня накрыла волна абсолютного счастья, простого счастья бытия. Мне было хорошо и спокойно от того, что есть океан, есть это небо и есть мы. И пусть так продолжается вечно...




P.S. Еще один рассвет с Mt.Coot-tha можно посмотреть здесь.