Thursday, February 5, 2015

Один мой час.




Зарегистрировавшись на ЖЖ и начав вести там журнал, я узнала немало интересных вещей. Например, что одно из популярных русскоязычных ЖЖ-сообществ - журнал "Один мой день" (ОМД), где желающие могут показать в картинках-рассказать о каком-то своем дне. Мы, люди, весьма любопытные существа, :) и любим посмотреть, кто как живет.

Я с интересом пролистала в сообществе ОМД несколько таких дней с красивыми фотографиями из экзотических стран, но сама пока не готова подробно рассказывать о своей жизни. Я подумала, что можно начать с малого - носить с собой фотоаппарат и фотографировать окружающее в течение одного часа, может быть это тоже будет интересно.

Итак, мой вчерашний утренний час, сразу после завтрака, 6:30.


... Отодвинув в сторону лаптоп и пустую кружку, на дне которой плескались остатки чая с мятой, я с удовольствием вдохнула еще прохладный воздух и посмотрела вверх.

"Вчера в прогнозе погоды обещали, что неделя будет дождливой, но судя по безоблачному небу, сегодня будет сухо."

Я слегка поежилась, коснувшись краем руки металлической спинки садового стула, по коже побежали мурашики.

"Странно, что в середине лета так прохладно... Интересно, сколько сейчас градусов?"

Я снова пододвинула лаптоп, заглянула на погодный сайт.

"+20! Надо же, а мне прохладно! :) Я совсем превратилась в тепличное растение! А ведь чуть больше десяти лет назад изнывала от жары при +35 по Цельсию!"

Я снова с удовольствием вдохнула в себя свежий воздух, благоухающий mock orange. Последние дни все окрестности буквально пропитались этим ароматом. Murraya paniculata, которую местные садоводы чаще называют "мок орандж", весьма популярна в наших краях в качестве "живых заборов" и в бордюрах.

В середине лета муррайя покрывается маленькими белыми цветочками и начинает распространять удивительно сильный аромат, напоминающий благоухание флердоранжа. На нашем переднем дворике живет совсем маленький кустик мурайи, его запах разносится по всему саду и даже проникает в дом.




Захлопнув крышку лаптопа, я осмотрелась: "Так, чем я сегодня займусь? Ну, во-первых, надо посадить в горшочек те отростки не то драцены, не то кордилины, которые в воде дали корни. Кстати, хорошо бы еще в конце-концов разобраться, что именно у меня растет: драцена или кордилина."

Я достала из-под шеффлеры стеклянную банку, из которой торчали три больших отростка с длинными полосато-белыми листьями. Насыпала в пластиковый горшок земли, воткнула туда растения, накрыла поверхность земли тонким слоем измельченной коры. Перенесла горшок поближе к крану с водой и облила сверху донизу, смывая налипшие кусочки грунта и другой мусор.

Вместе со струями стекающей воды что-то маленькое и живое легонько шмякнулось с листьев растения во внутрь горшка. Я присмотрелась: геккончик, практически новорожденный! Он был совсем крохотным, длиной примерно с фалангу пальца, с нежной, серовато-палевой кожицей и большими выпуклыми глазками.

- Бозе-бозе, какая прелесть! - не выдержала и заворковала я, - Посиди тут, я сейчас! - И побежала в дом за камерой.




Геккончик, слегка ошалевший от прохладного водяного душа, падения и яркого света, сидел не двигаясь, крепко вцепившись своими хрупкими лапками в волокнистый наполнитель горшочка. Он только изредка слизывал своим крохотным язычком остатки влаги, оставшиеся на мордочке после моего полива.

Я сделала несколько кадров, а потом осторожно подсунула под передние лапки ящерицы маленький листок филодендрона, чтобы аккуратно перенести малыша обратно под куст шеффлеры. Геккончик перебрался на предложенный ему листочек, но на нем не остался, продолжил свое путешествие и оказался на моем указательном пальце. Его прохладные лапки обхватили палец и геккон успокоился, застыл.

Я тоже замерла, стараясь не спугнуть ящерку. Присела на скамейку и стала разглядывать малыша, он был таким крохотным и беззащитным. Через некоторое время я пересадила геккона на нижние листья шеффлеры и отправилась на передний дворик.




Последнюю неделю мои садовые работы были сосредоточены в этом уголке сада, по левую сторону от подъездной дороги, ведущей к дому. Сорняки - это бич любого сада, а в условиях субтропиков с ними бороться еще сложнее. Чтобы немного облегчить себе жизнь, мы лет десять назад по примеру наших соседей застелили склон у дороги толстым черным полиэтиленом, вырезав в нем дырки для растущих деревьев и кустов, а поверх пластика насыпали малч.

Прошло время, и я стала замечать, что то тут, то там поверх пластика и малча все-таки стали появляться мелкие сорняки. Провела исследование: почти весь слой сверху пластика превратился... в добротный компост! Если оставить все, как есть, то из-за осыпающейся листвы и летящий пыли толщина перегноя будет только утолщаться, превращаясь в прекрасный субстрат для сорняков.

Мне пришлось принять нелегкое :) для себя решение: на площади чуть меньше сотки содрать весь перегной, свезти его в компостную кучу, а пластик засыпать новым малчем. Авось следущие десять лет мне здесь снова не нужно будет заботиться о сорняках.




Попутно с удалением компоста я решила выкорчевать с этого участка несколько небольших деревьев и кустов, которые либо росли там изначально, либо мы посадили их сами, не ожидая от них бурного роста. Пока я никак не могу решить, что мне делать со "слоновьей ногой" - Beaucarnea recurvata.

Когда бокарнея у меня появилось (я вот тут ее показывала), это было небольшое растеньице в двухлитровом цветочном горшке, выглядела она вполне безобидно. Вместо того, чтобы изучить в Интернете, чего ожидать от этой незнакомки, мы просто приткнули ее под эвкалиптом у дороги. А вскоре рядом посадили два деревца граната. Гранаты с тех пор разрослись, бокарнея - тоже. Если все оставить, как есть, то очень скоро "слоновья нога" выдует метра три-четыре в высоту и затенит фруктовые деревья.

Еще вначале лета я хотела просто выкорчевать и выбросить бокарнею, но к моему изумлению в этом году она зацвела. Огромная пушистая метелка молочно-белых крохотных цветов выглядит весьма нарядно. Впрочем аромат у этой метелки препротивный, привлекает только каких-то мух, а бабочки облетают "слоновью ногу" стороной.




Зато большинство местных бабочек очень привлекают цветы дуранты (Duranta erecta). Чешуекрылые нередко в больших количествах въются над этим кустарником. В этот раз над фиолетовыми цветами парил мой любимый бабочковый "слон", :) эгей (Papilio aegeus).




Эгеев нелегко фотографировать: когда они пьют нектар, они опускают в венчик свой длинный хоботок и парят над цветами, мелко трепеща крылышками.




Мелкие бабочки-голубянки позируют гораздо охотнее - их всегда много на цветах свинчатки и другой дуранты - Sheena's Gold.




Обойдя передний дворик я вернулась на задний двор. Положила в дом камеру и начала поливать цветы. Космея в этом году у меня очень красивая.




А вреднюка-Оксана сидела на эвкалипте и наблюдала за мной сверху. Ей уже пошел второй год, она стала совсем большой и недавно поменяла свой детский серый плюмаж на элегантное серовато-черное оперение, присущее взрослым butcherbirds.




P.S. Каким длинным получился у меня один час... Надеюсь, что вы не устали. Но наверняка радуетесь, что я решила ограничиться только часом и не стала описывать целый день. :)