Sunday, May 17, 2015

Принесенные ветром. Финал.




Нет-нет, :) я не ошиблась в деепричастии! Именно "ПРИнесенные", а не "Унесенные" ветром. И речь сегодня пойдет не о Скарлетт О'Хара.

Хотя пару месяцев назад я в который раз пересмотрела эту классику кинематографа, и мне тогда ужасно хотелось поговорить об этом фильме. Но сразу не сложилось, а теперь я уже подзабыла все то, что хотела тогда сказать.

Помню только, что меня чрезвычайно удивил тот факт, что Голливуд, беспрестанно снимающий ремейки довольно посредственных сюжетов, до сих пор не подошел серьезно к экранизации шедевра мировой литературы, вышедшей из-под пера Маргарет Митчелл.

Фильм "Унесенные ветром" хорош, но он - старый! А как бы хорошо смотрелся с тем же самым сюжетом мини-сериал, снятый с использованием всех современных чудес кинематографа! Но это так, мысли вслух...

Вернемся к нашим баранам! :) Вернее - к ПРИнесенным ветром. Так я называю растения, появившиеся в нашем саду неожиданно, без моего ведома. Что-то действительно заносит ветром, а что-то оказывается на нашем участке естественным путем - через кишечник (ну вы понимаете, о чем я, да?) птиц и разных мелких животных.

Кивано, маракуйя, дикие помидоры - это те растения, появление которых оказалось приятной неожиданностью. Первая агава тоже выросла сама по себе. Это был маленький росточек размером сантиметров пять, я нашла его где-то под эвкалиптами на заднем дворике.

Мы решили, что такая колючка должна быть довольно выносливой, и со спокойной душой пересадили ее на самый сухой и неплодородный участок нашего двора - на склон у подъездной дороги. На этом склоне обычные пальмы и апельсиновые деревца чахли и желтели, но агаве пришелся по вкусу каменистый глинистый грунт, она принялась быстро расти.

Через некоторое время я подобрала в ботаническом саду еще три агавы-детки, и теперь уже четыре агавы бодро зеленели среди глины и камней.

Шли годы, агавы становились все выше и мощнее. Самая первая, "принесенная ветром колючка" топорщилась во все стороны широкими мясистыми листьями и занимала по площади не меньше десяти квадратных метров. А этой весной она преподнесла нам сюрприз.




... Мы заканчивали обустройство клумбы наверху, рядом с почтовым ящиком. Разровняв насыпанную землю, я выпрямилась, оперлась на грабли и осмотрелась.

- О! А этто что такое? - воскликнула я в глубочайшем изумлении.

Юра, передвигавший рядом куски песчаника, тоже выпрямился и посмотрел на меня:

- Что, где?

- Вон, - я выразительно ткнула пальцем на агаву, - посмотри наверх!

Из пышного пучка широких длинных листьев словно острое копье поднималась толстая зеленая стрелка, она уже достигла кроны растущего рядом эвкалипта и начала ветвится.

- Ха, так она зацвела!

- Представляешь, целых десять лет росла для этого! А цветонос-то как быстро выпустила, мы даже не заметили. Смотри, какой он высокий, не меньше десяти метров.

Агава цвела несколько недель. Проходя мимо нее, я запрокидывала голову, рассматривая некрупные белые цветы, облепившие длинные тонкие прутья цветоноса. А еще через некоторое время меня ждало еще одно открытие.

- Представляешь, у нее нет семян! - снова удивилась я, выводя мужа на передний двор.

- То есть?

- Там сразу образовались "детки"! - Я подняла с земли опавшее крохотное растеньице и протянула его Юре.

- И правда. Очень интересно.




Снова прошло несколько недель. Детки развивались и крепли, а материнское растение начало усыхать и желтеть - только мощный зеленый стебель цветоноса по-прежнему жизнеутверждающе устремлялся в небо. Пучок широких листьев поник до самой земли, агава отдавала все свои жизненные силы следущему поколению.




В эту субботу, пока Юра занимался какими-то своими земле-копательными работами, я походила кругами вокруг агавы на склоне, а потом отыскала в инструментах мужа пилу-ножовку.

- Ты чего тут творишь? - полюбопытствовал Юра, найдя меня в зеленых зарослях.

- Это безобразие пора убирать. Представляешь, какие здесь образуются агавные плантации, если все эти детки прорастут?

- Ха, тогда можно будет гнать самогонку из агавы!

- Текилу.

- Чего?

- Из агавы делают текилу. Правда я не знаю, какой для текилы нужен сорт. Сок этой агавы пахнет не очень приятно, запах больше похож на забродивший сок алоэ.




Убрав большую часть листьев, я добралась до толстой зеленой стрелки и сделала на ней надпил. Пила мягко входила в сочную древесину и была вся заляпана вспенившимся соком. Снова появился Юра.

- Давай дальше я, а то он тяжелый.

Я охотно отдала мужу пилу, пристроилась у эвкалипта неподалеку. Юра перепилил агаву почти до конца, отложил пилу, уперся обеими руками в одревесневший стебель, пытаясь его уронить, слегка подтолкнул... И целый град зеленых крупных "деток" обрушился нам на головы, застучал по земле и окружающим растениям. Я взвизгнула и отскочила за эвкалипт.

- Ни-че-го себе! - хохотнул Юра, вытряхивая зеленые продолгованые шарики из-под рубахи и из обуви.

- Много их. И больно бьют. Ну ты дальше толкай, я здесь постою, - решила я и снова укрылась за толстым эвкалиптовым стволом.

Агава обдала Юру еще одним небольшим "деткопадом", хрустнула, обломила на своем пути небольшую эвкалиптвую ветку и упала.

Для удобства мы распилили ствол агавы на два куска и вытащили их на подъездную дорогу. Я тут же принесла рулетку.




- Полная длина - четырнадцать метров! - объявила я после соответствующих измерений. - Интересно, а сколько здесь было новых растений?

Я пересчитала количество "деток" на одной ветке, помножила эту цифру на количество ветвей.

- Как минимум из этого можно получить около восьми тысяч новых растений!

- Так как насчет заводика текилы? - посмеялся Юра.




Пока я собирала "детки", нападавшие на клумбы с цветами, Юра распилил ствол агавы на которкие бревнышки.




Потом он взялся за ключи от машины:

- Пригоню лабораторный ют, сразу отвезем все на свалку.

- Хорошая идея. А я пока допилю последние листья.




Подобрав оставшийся мусор от агавы, я огляделась. Задумалась.

"Судя по всему, эти полосатые агавы, что из ботсада, через год-другой тоже порадуют нас "прибавлением в семействе". Наверное нам такого "счастья" больше не надо".

И я снова принялась за работу, роняя на землю листья трех других агав.




Сложив полуметровые листья в аккуратные пучки, я достала фотокамеру и принялась фотографировать цветы алоэ у почтового ящика. За этим и застал меня Юра, вернувшийся на мини-грузовичке.




Мы покидали агавы в кузов машины и отвезли их на организованную свалку. А рядом с нашей подъездной дорогой остались торчать из земли только четыре пня от агав. Теперь их надо выкорчевывать, но это будет уже совсем другая история. :)