Monday, March 25, 2013

Наутро после грозы.




Поездки и встречи, прогулки с фотоаппаратом и без него, шоппинг и покупки, дом и сад, вязание и подарки - в моей нынешней жизни домохозяйки столько интересных дел, что я не успеваю остановиться, сбросить накопленные фотографии с камеры на компьютер и поделиться в блоге тем, что происходит вокруг меня.

Вчерашняя гроза немного меня встряхнула. Я вспомнила, что кроме реальной жизни существует еще жизнь виртуальная, и по другую сторону моего компьютерного монитора есть дорогие мне люди, которым интересно, что со мной происходит.

И вот, вернувшись в блог, я даже не знаю, о чем рассказать сначала... О вчерашней грозе, захватившей нас во время прогулки на пол-пути от Кукабарра-парка? О смешном поссуме, отдыхавшем накануне в зарослях монстеры? Или о недавних поездках, шоппинге, подарках?




Лучше я начну издалека, постепенно, а именно - с подарка, полученного мной от Наташи-Koala на день рождения. Моя подруга из Сиднея прислала очаровательный кухонный комплект салфеток-подставок, выполненных из красивейших японских тканей. Подробнее Наташин подарок можно рассмотреть в ее блоге.

Душевный подарок, не правда ли? Наташа, еще раз спасибо тебе огромное!




A теперь вернусь к недавней грозе. День вчера выдался не по-осеннему влажный и душный.

- Парит, как на грозу, - прокомментировала я, размахивая по дому пушистым ершиком для сборки пыли.

Прошедшая неделя была такой занятой, что мне не удалось выбрать время для уборки, и я ухватилась за пылесос и швабру, как только выдалось свободное время. Юра в это время орудовал во дворе газонокосилкой, призывая к порядку разбушевшуюся траву, отрастающую прямо на глазах.

После стрижки лужаек муж начал подбирать опавшие ветки, которые с утомительной регулярностью валятся с окружающих эвкалиптов на крышу дома, двор, лужайки и клумбы. Юра задел широкие листья монстеры, растущей на заднем дворике, и оттуда очумело выскочил откормленный серый поссум. Видимо поссум решил, что густые заросли гигантских листьев - очень удобное место, чтобы скоротать денек.

Мы ошарашенно наблюдали, как животное метнулось на эвкалипт и за нескольких секунд забралось на крышу дупла, ранее служившего пристанищем попугайчиков-лорикитов. Пока зверек, озадаченно моргая, сидел на дереве, Юра забежал в дом за камерой, но когда он вернулся во двор, поссум еще больше испугался и попытался спрятаться.

Дупло у нас на дворе небольшое с маленьким круглым отверстием, рассчитанным на миниатюрных птичек, а не на упитанных поссумов, разжиревших за длинное урожайное лето. Зверек сначала с трудом протиснул в отверстие дупла голову, передние лапки и плечи, средняя часть тела прошла легко, но вот пушистые окорочка ненадолго застряли и несколько секунд торчали из дыры, смешно подергиваясь в разные стороны.

- Ой, да это же не Пуся (так мы назвали зимой поссума-девочку, заглядывающую к нам на огонек), это же мальчик! Надеюсь, что он себе ничего не повредил! - проговорила я, давясь от смеха, - Ты успел что-нибудь сфотографировать?

- Нет, ничего хорошего, - отозвался Юра.

- Кстати, можно сейчас снять дупло вместе с поссумом и отвезти зверя жить куда-нибудь в другое место, чтобы он зря не ронял наши пэшн-фруты, - придумала я.

- Пусть живет, - ответил Юра, - Или тебе он очень мешает?

- Да ладно, пусть живет. Маракуйи в этом году хватит на всех, - засмеялась я и снова взялась за швабру.




Ближе к вечеру мы закончили с уборкой и отправились прогуляться до Кукабарра-Парка. Надвигались ранние сумерки, и вместе с сумерками на небо на севере наползали свинцово-синие тучи, полыхающие вспышками молнии.

Мы уже повернули обратно домой, когда на землю упали первые крупные капли.

- Может пронесет... - с надеждой произнесла я, глядя, как тяжелые тучи быстро движутся в сторону города.

Дождь начался медленно, словно нехотя, но потом редкие капли слились в сплошной поток, и за считанные секунды мы промокли с головы до пят.

- Побежим до дома? - Предложил Юра. Я посмотрела на мокрые скользкие шлепанцы на ногах и набухающие на тротуарах лужи и покачала головой.

- Неееет, запросто можно подвернуть ногу. Тем более, что ничего не видно.

Ливень шел сплошной стеной, настолько плотной, что вода заливала лицо и не позволяла открыть глаза. Мы прошагали последние пару сотен метров до дома полностью мокрые, отворачиваясь от освежающих струй дождя, изредка поеживаясь под прохладными порывами ветра. А когда смогли спрятаться дома под гаражным навесом, то сбросили всю одежду, отжали и оставили ее на веревках, чтобы в доме не мочить свежепомытый пол. :) После горячего душа и чая наша прогулка под дождем стала нам казаться забавным приключением.

Гроза недолго погрохотала и унеслась дальше, оставив после себя затяжной ливень. Сегодня поутру в новостях рассказали, что вчерашняя буря повалила около десятка деревьев и лишила электричества несколько тысяч домов.




Утро после грозы было волшебным. Десятки паутинок сверкали на солнце, каждый цветок и каждая травинка таинственно мерцали крупными каплями росы.




Я заглянула на свой огородный пятачок. Этой осенью у меня зацвел только один ананас.




Остальные растения-ананасики еще не набрали достаточной биомассы, чтобы выбросить цветочную стрелку.




Воздух свежо благоухал цветами папайи. Папайя цветет уже давно, и в прохладном утреннем воздухе ее нежный аромат особенно заметен.




У нас во дворе растет однодомная папайя, на ней мужские и женские цветы расположены в пазухах листьев одного растения. В Австралии весьма распространены двудомные папайи, у которых одно деревце производит цветки только с тычинками, а другое - с пестиками, для небольших городских садов это не очень удобно - нужно больше пространства.




После дождливого лета иксора на нашем дворе пылает, словно живой костер. Наверно надо посадить еще несколько таких кустов, иксора быстро подрастет, если снова будет дождливое лето.