Sunday, September 21, 2014

Весна. Dicky Beach.




- Ну как это называется?! Мне кажется, что погода просто глумится надо мной, - проворчала я, разглядывая клубящиеся у горизонта свинцовые тучи.

- Почему? - довольно отстраненно поинтересовался мой муж. Он вел машину по скоростному шоссе, стрелка спидометра покачивалась у отметки 110, поэтому внимание Юры было сфокусировано на дороге и трафике.

- Уже третий weekend одно и то же: посреди недели тепло по-летнему, почти +30, а к субботе становится прохладнее, даже идет дождь. Cколько выходных мы из-за этого просидели дома!

- Ну сегодня-то мы не сидим дома, скоро уже будем у океана.

- Будем. Только вот увидишь - сегодня тоже пойдет дождь!

- Пусть идет! Лишь бы он выглядел фотогенично, - философски отозвался Юра, - Или ты хотела искупаться?

- Да ну, рано купаться. Я хотела просто помочить ноги в соленой водичке, подышать морским воздухом.

- Дышать воздухом и мочить ноги можно и под дождем!

Ливень накрыл шоссе Bruce Hwy, когда мы проезжали Glass House Mountains. Мы двигались навстречу летящим по небу серым косматым тучам, и скоро дождь остался позади. Мы выехали на побережье и вышли из машины на стоянке у Moffat Beach.

- Тебе нравится, как пахнет мокрый теплый асфальт? - Спросила я Юру.

Он в ответ только пожал плечами.

- Мне нравится. Этот аромат теплого чистого асфальта, только что обмытого дождем, вызывает у меня в памяти какие-то светлые воспоминания: юность, весна, Академ...

Я задумалась, пытаясь отыскать ассоциации, связанные с ароматом мокрого асфальта.

- О, смотри, галерея сегодня открыта. Давай зайдем? - слова мужа вернули меня к действительности.




Мы стояли у входа в маленькую частную галерею неподалеку от пляжа.

- Ты только посмотри! - Юра ткнул пальцем в ценник большого полотна, изображавшего океан, песчаные дюны и крохотные цветочки суккулентов на песке.

- Восемь с половиной тысяч. Да нормально... Я б купила, если б у меня на счету был миллион. :)

- Да ни за что! Лучше уж вот этих объемных лягушек. Ты же любишь лягушек?




- Мммм? А, да, лягушек люблю, - не сразу отозвалась я, рассматривая текстильные картины на противоположной стене.

Тряпочки, веревочки и ниточки, выложенные в растительный узор, произвели на меня очень благоприятное впечатление. Я несколько задержалась у этих картин и оторвалась от их созерцания только потому, что муж уже нетерпеливо переминался у выхода.




На пляжах было пустынно. Кое-где маячили редкие гуляющие. Спасатели, дежурящие у зон для купания, убирали оранжевые флаги, обозначающие безопасные для плавания участки.




На юге все еще прозрачно голубело небо и нежно клубились белые облака, а с океана, прямо из-за горизонта, снова надвигались тяжелые дождевые тучи.

- Вау! Какое небо! - Приговаривал мой муж, щелкая затвором камеры, - Только ради него сегодня стоило приехать!

- А вода сегодня теплая, - удивилась я, забредя по щиколотну в набежавшую волну.




- О, дождь пошел-таки. Побежали прятаться под башню спасателей.

Увязая в прохладном влажном песке, мы поспешили под укрытие на границе пляжа. Башенка для спасателей, небольшая обзорная платформа под крышей на тонких металлических опорах, слегка укрыла нас от прямых капель дождя, но мало спасала от резких порывов ветра и мелких брызг, летящих с океана.

- О, а вот те самые желтые цветочки с картины за восемь с половиной, - обрадовалась я, рассматривая песчаные дюны, заросшие казуариной и мелкими суккулентами. - Только жаль, уже совсем темно, их никак не сфотографировать.




Дождь понемногу начал затихать. Я глянула на часы.

- Уже пять часов. Через пол-часа солнце закатится.

- Да, заката мы сегодня не увидим, на западе совсем никакого просвета. Пойдем назад к машине?

И мы побрели обратно по пляжу, по кромке прибоя, уворачиваясь от набегающих на берег волн.