Friday, November 25, 2011

Cairns. Great Barrier Reef.



Свежий морской бриз трепал волосы и упруго бил в лицо, Cairns растворялся в синеватой дымке, а наше маленькое судно удалялось от его берегов, направляясь в открытый океан. Раннее утро прошло в небольшой сутолоке: морской терминал, где мы проходили регистрацию на однодневный круиз на рифы, оказался переполненным. Это было так не похоже на нашу первую поездку на Большой Барьерный Риф в 2008 г, когда мы посетили Lady Musgrave Island! В городке 1770 тогда оперировало всего два турагента, и вся организация путешествия была устроена просто и почти по-домашнему.

В морском терминале Cairns мы сначала отстояли почти получасовую очередь, вокруг было очень много молодых парней и девушек - азиатов, они весело щебетали на своих языках. Наконец мы получили посадочные талоны и, пройдя по длинному деревянному причалу, нашли наш катамаран Silverswift, он был нарядно-белый с яркими синими буквами на боку.




На борту Silverswift мы чувствовали себя гораздо комфортнее, чем при путешествии на Остров Леди Масгрейв. Туристов в этот день было совсем немного и только взрослые, а доброжелательная команда катамарана отличалась исключительной предупредительностью. Удобно разместившись на мягких креслах внутреннего кондиционированного салона верхней палубы, мы с интересом наблюдали, как постепенно теряются в дымке прибрежные холмы, окутанные низкими тяжелыми тучами.

По соседству с нами путешествовала молодая американская пара. Как только наше судно отошло от причала, они выбрались на палубу и стали со смехом фотографировать друг друга. Парень принимал мужественные позы, демонстрировал бицепсы и белозубую широкую улыбку, а его подруга кокетливо приподнимала перед объективом краешек коротенькой льняной туники, обнажая бикини и стройные ножки. Тут к нам подошел наш инструктор по снорклингу, и я отвлеклась от этого маленького спектакля.

Джош, наш инструктор, молодой и веселый парень около тридцати, тоже оказался американцем. После нескольких уточняющих вопросов он объяснил, что скоро будет первый инструктаж всей группы снорклинга (с дайверами работали другие члены команды), и пригласил нас через несколько минут спуститься на нижнюю палубу.

К этому времени наш катамаран уже вышел в открытое море, и хотя оно было очень спокойным, суденышко заметно потряхивало на встречных волнах. Молодая американка, которая совсем недавно так весело позировала перед камерой, вошла в салон пошатываясь и с побледневшим лицом, шепча: "Боже мой..." Я почувствовала, что если я буду наблюдать за ее страданиями от морской болезни, то меня тоже замутит, поскорее сбежала наружу и подставила лицо освежающему ветру.

За инструктажем и созерцанием океана, окружившего нас со всех сторон, время прошло незаметно, я так и не поддалась морской болезни, и вскоре мы были у рифа.




Я немного удивилась, когда наш катамаран остановился в открытом океане, в прошлую нашу поездку на риф мы наблюдали за морской жизнью в лагуне маленького кораллового островка. В этот раз нас со всех сторон окружали прозрачные бирюзовые волны, и только там, где близко у поверхности росли рифы, цвет воды был другим.

Джош настоятельно порекомендовал нам всем облачиться в лайкровые костюмы, оставляющие открытыми только небольшой кусочек лица и пальцы ног. Летом в тропических водах у побережья Австралии дрейфует немало ядовитых медуз, ожог их щупалец настолько опасен, что может вызвать летальный исход, если вовремя не приняты необходимые меры. Водопроницаемые костюмы нисколько не убавляли удовольствия от купания в теплой соленой воде, но полностью защищали нашу кожу от нежелательных прикосновений морских существ.

Экипировавшись должным образом, мы отправились в воду, и я, как поплавок, :) тут же повисла у самой поверхности. Юра снова уговорил меня натянуть спасательный жилет, чтобы быть уверенным, что я не нахлебаюсь воды, пока он ныряет немного глубже и фотографирует риф своим старым Олимпусом, заключенным в камеру для подводной съемки.




В черных лайкровых костюмах с разноцветными ластами, масками и жилетами мы почти все выглядели одинаково. Я научилась узнавать мужа под водой по большому футляру подводной камеры, но когда мне хотелось привлечь его внимание, чтобы показать что-то интересное, приходилось прикладывать некоторые усилия.

...Я спокойно рассматривала разноцветные "полянки" кораллов в нескольких метрах подо мной, когда заметила, что между двумя возвышающимися рифами вдалеке промелькнула метровая рыбина, по форме очень напоминающая акулу... Я как можно быстрее нашла Юру и начала бултыхать ногами в воде и тыкать пальцем в ту сторону, где я увидела подводную хищницу. Юру чрезвычайно развеселили мои телодвижения, он сначала спокойно меня сфотографировал, а потом подплыл ближе, чтобы узнать причину моего возбуждения.

Подняв голову над водой, я рассказала ему об акуле, и мы поплыли ближе к расселине, чтобы на нее посмотреть. Но акула оказалась чрезвычайно стеснительной, мы смогли увидеть только ее только издали. Заметив наше приближение, она постаралась уплыть как можно дальше, спрятаться в расщелинах между подводными скалами. Сфотографировать ее не удалось, но дома Юра ради шутки вставил в фоторедакторе в один из сделанных под водой пейзажей несколько акульих теней. Вот эта картинка. Повторяю: ниже - фотомонтаж... :)




Выбравшись из воды, отжав лайкровый костюм и повесив его сушиться, я тут же поспешила к Джошу, чтобы рассказать о пугающей встрече. Но наш инструктор уже был окружен несколькими трепещущими особами женского пола, они все наперебой рассказывали о увиденных под водой хищниках.

Джош тут же нас успокоил и заверил, что будучи морским биологом, он не понаслышке знаком с привычками морских обитателей. И пообещал нам, что во время этого круиза ни одна из нас не будет жестоко съедена акулой, потому что это просто не в их привычках. Он спросил нас, заметили ли мы, что встреченные нами акулы старались держаться от нас как можно дальше и спрятаться среди рифов. Мы это подтвердили, и инструктор продолжил свою мини-лекцию..

Джош рассказал, что когда дайвер или снорклер находится в воде, акулы очень отчетливо слышат наше сердцебиение и именно по нему оценивают наши размеры. Наше сердце млекопитающего довольно крупное, гораздо крупнее, чем у рыбы такого же веса и размера. Услышав громкий стук наших перепуганных сердечек, акулы считают, что к ним приближается очень крупное и опасное существо, гораздо большее, чем мы есть на самом деле, поэтому испуганные акулы сами стремятся от нас скрыться, чтобы не послужить добычей.




Мы поверили нашему инструктору, :) его объяснения звучали вполне логично. Тем более у австралийских берегов несчастные случаи с акулами случаются только у серферов - а их сердец, находящихся над водой, акулы не слышат, так что это совсем другая история.




Пока мы разговаривали с Джошем, наш катамаран снялся с якоря и подошел к другому краю того же самого рифа. Мы снова натянули уже подсохшие костюмы и опять отправились в воду. Мы уже не опасалсь попасть на зубок к акулам, но в этот день мы их больше не видели...




Удивительный и загадочный подводный мир простирался под нами, сотни рыбешек шустро плавали между огромными рифами, обросшими разноцветными кораллами. И хотя я не в первый раз любовалась австралийским Большим Барьерным Рифом, меня снова удивило и восхитило это богатое разнообразие подводной жизни.




Во второй раз гудок позвал нас на катамаран и мы вернулись обратно, где нас опять встретил Джош, до этого наблюдавший за нами с верхней палубы. Катамаран снялся с якоря и направился на другой риф, чтобы мы могли познакомиться с разными формами кораллов и коралловых рыбок, а наш веселый инструктор, отпуская шутки по поводу своего американского акцента, развлекал нас рассказами о морских жителях и жизни на рифе.

На третьей остановке мне уже не очень хотелось идти в воду, я немного устала от избытка физических упражнений и красочных впечатлений. Натягивать на себя невысохший и прохладный лайкровый костюм тоже не очень хотелось, но я сделала над собой усилие и снова окунулась в теплую и прозрачную воду.

На длинном тросе, удерживающем наш катамаран на якоре, гроздями висели туристы-дайверы. Поскольку они опускались на некоторую глубину, им приходилось входить в воду постепенно, чтобы выравнять внешнее и внутреннее давление. Серебристые пузырьки воздуха ниточкой поднимались наверх от аквалангов, и казалось, что каждый дайвер привязан к поверхности тонкой блестящей веревочкой.

Понаблюдав с интересом за туристами в аквалангах, мы с Юрой проплыли вокруг места, указанного нашим инструктором, еще раз полюбовались подводными красотами и вернулись обратно. Когда я вышла из воды, меня даже слегка покачивало от усталости, и я с некоторым трудом последний раз стащила с себя черную лайкру и задумалась на секунду, куда ее положить. Один из матросов, чрезвычайно походящий на американского актера Jeff Fahey (помните фильм "Газонокосильщик"?), с улыбкой подхватил у меня из рук костюм и ласты с маской, бросил в нужные баки и, пробормотав что-то приятно-ободряющее, побежал дальше.




После душа с пресной водой мы расслабленно устроились в комфортабельных креслах, а наш капитан объявил по громкой связи, что мы направляемся к берегу, но по пути заберем с кораллового острова пассажиров с круизного корабля P&O, привезенных туда утром другим катером.




Обратная дорога была спокойной. Те, кто страдал от морской болезни утром, заблаговременно приняли какие-то таблетки и спокойно сидели на своих местах, не производя лишнего шума и не пугая остальных пассажиров и команду. :).

Наш катамаран пришвартовался к Кеенс около четырех часов после полудня. Над городом ярко сияло солнце, белая многоэтажная громада P&O возвышалась в порту. Рядом с этим кораблем наш катамаран выглядел просто букашкой, но были благодарны этому маленькому суденышку за те чудеса и красоты, которые нам довелось увидеть за этот длинный и насыщенный день.

Выбранный нами вариант путешествия к рифу по цене был отнюдь не самым дешевым. В Cairns оперирует несколько турагентств, предлагающих однодневные круизы по более демократичным ценам, но мы ни на секунду не пожалели о потраченых деньгах - комфорт и внимание, которыми нас окружили, того заслуживали...