Sunday, July 12, 2009

JURONG BIRD PARK и снова аэропорт.

Мне снова не спалось перед предстоящим перелетом. В пять часов вечера мы покидали Сингапур, а я проснулась задолго до рассвета, и, проворочавшись минут тридцать, поняла, что больше не усну, поднялась и начала укладывать чемоданы.

Когда рассвело, почти все вещи были запакованы, и мы отправились в еще одно популярное туристическое местечко - Парк птиц Джуронг (JURONG BIRD PARK).

Парк птиц находится на западной окраине Сингапура, и мы минут сорок ехали на электричке, огибая город с востока на запад. Под землей ехать было немного скучновато, но когда поезд вынырнул на поверхность, мы начали с интересом рассматривать проплывающие за окном жилые микрорайоны.














Дома здесь стояли практически так же тесно, как и в центре города, и в основном они были многоэтажными. Низкие здания встречались совсем редко, и, как правило, это были небольшие торговые центры. Небо было серым и ничего хорошего не обещало, но мы, уже знакомые с непостоянством здешней погоды, надеялись на лучшее.

Потом мы пересели в автобус и достали карту города, чтобы разобраться, как долго нам осталось ехать до парка. Увидев у нас карту, приветливый азиат, сидевший рядом, поинтересовался: "Едете в Парк Джуронг?"- и подробно объяснил, где нам выйти, в каком направлении располагается вход в парк, и даже рассказал, как найти остановку, чтобы уехать обратно. Мы еле успели его поблагодарить и поспешили к выходу.

Парк только открылся, первые посетители завтракали в кафе и неспешно расходились по тенистым аллеям парка.

Небольшие пруды у входа были весьма живописны, а среди водоплавающих птиц, их населяющих, мы увидели немало старых знакомых - цапель, уточек и корморантов, совсем таких же, как в Австралии.

А дальше мы только успевали переходить из одного павильона в другой и любоваться нескончаемым калейдоскопом перьев, крыльев, хвостов и клювов. На нас произвели незабываемое впечатление алые ибисы, размером и формой они походили на обычных серых, населяющих болота Австралии, но их оперенье - словно язычки пламени, светящиеся в полумраке серого дня.
















Ночная цапля, тоже австралийка, не оставила нас равнодушными из-за своей фотогеничности и спокойного поведения. В отличии от ибисов она не бегала беспрестанно по вольеру, а аристократично сидела на пенечке, поджав под себя одну ногу и время от времени зажмуривая глаза.

А потом мы добрались до вольеров с райскими птицами, но здесь нас ждало некоторое разочарование: клетки были устроены так, чтобы птицы чувствовали себя наиболее комфортно, но их было довольно трудно отыскать глазами и рассмотреть в плотных кронах деревьев и кустарников, густо насаженых в этих искуственных жилищах. А когда мы наконец увидели желтовато-коричневую райскую птичку с пышным хвостом - сфотографировали ее со всех возможных углов.



У вольеров с туканами, птицами-носорогами и прочими экзотическими птицами туристам с фотоаппаратами было еще неудобнее: птицы не только прятались в густой траве, кустах и гнездах, но еще и решетка была настолько мелкой, что портила весь кадр.

Мы довольно быстро прошли вдоль длинной вереницы клеток, выглядевших полупустыми, делая редкие снимки. Только кое-где крупные птицы сидели несколько грустно у плошек с порезаными фруктами. Тукан, большая птица в громадным красочным клювом, развлекался как мог: ковырял стену клетки у решетки и делал это со скучающей монотонностью. Очевидно птичке больше не чем было заняться.

Зато мы развеселились у самого последнего вольера. Пернатых его хозяев видно не было, зато блюдце с едой деловито заняли две небольшие откормленые крыски. Они ловко взбирались по ветвям к кормушке, аккуратно брали кусочки своими крохотными розовыми лапками и быстро и с аппетитом жевали фрукты. Грызуны явно осознавали, что заняли чужое место, потому что вздрагивали от любого шума и неуловимо, словно змейки, проползали обратно к земле и прятались на всякий случай в кустах. Но долго они там не выдерживали, удостоверившись, что серьезной опасности нет, они сново юрко, словно крошечные аккробаты, поднимались к птичьей кормушке и наслаждались сочным лакомством.















А дальше стало еще интереснее, мы зашли в просторный вольер с венценосными голубями. Поскольку птицы эти довольно дружелюбны и спокойно переносят присутствие человека, перегородки между голубями и посетителями практически никакой не было, только невысокий барьерчик, чтобы туристы не заходили на голубиную территории и напрасно их не беспокоили. А некоторые особенно общительные птицы взлетали посидеть на этот барьерчик, или спокойно прогуливались между людьми, до тех пор, пока туристы, особенно маленькие, не досаждали им своим вниманием.















Наконец-то выглянуло солнышко, и от этого оживились и обитатели, и посетители птичьего парка. Самым веселым, интересным и красочным нам показался вольер с попугаями. "Вольер" - название не очень точное, потому что это огромный полукруглый купол из тонкой сетки, натянутый на высоте пары-тройки этажей и теряющийся в зелени тропической растительности. Здесь были собраны в основном лори - попугаи, питающиеся цветочным нектаром.

Среди обитателей купола мы заметили и парочку черных какаду, в отличие от шумной толпы пестрых и деятельных лори, они спокойно сидели на ветках и не приставали к посетителям, в надежде чем-нибудь поживиться.

А попугайчики лори задавали настроение. Веселыми разноцветными стайками они шустро перепархивали из одной части вольера к другой, громко переговаривались между собой, отчего в воздухе стоял нескончаемый щебет. Почти все попугайчики были довольно ручные - в этом вольере регулярно устраивались с шоу с кормлением птиц.

Мы обошли по мостикам, развешенным в кронах деревьев, почти всю территорию, а потом Юра показал мне внизу, недалеко от земли, огромную ящерицу, практически сливающуюся с тропической зеленью. Метровое ярко-зеленое существо, так похожее на миниатюрного динозавра, не спеша передвигалось по лианам, наслаждаясь теплыми солнечными лучами. Видимо ящерица перелиняла совсем недавно, потому что еще кое-где на ней висели клочки сухой кожи.















Нам хотелось провести еще хоть немножко времени в этой веселой щебечущей компании, но время приближалось к полудню, а в три часа дня мы уже должны быть в аэропорту и проходить регистрацию. Мы покинули попугаев и поспешили в сторону еще одного большого купола - помещению с африканскими птицами.

Вход в африканский уголок был оформлен соответственно: его сторожили темнокожие фигурки в устрашающих масках, и даже из-за кирпичной стены, окаймляющей тропинку у входа, выглядывали веселые черные рожицы, выглядящие почти как настоящие.















А внутри купола было настоящее африканское царство: высокие деревья и лианы скрывали своей зеленью ограждающую сетку, весело шумел самый высокий в мире искуственный водопад, всюду суетились и сновали птицы, большие и маленькие. Из путеводителя я узнала, что в этом вольере было собрано около полутора тысяц птиц свыше 60 разных видов.

Искуственный водопад был нисколько не хуже натурального, мелкие водяные брызги туманной изморосью поднимались в воздух и приятно охлаждали кожу. Здесь, в тени лиан и папоротников, было даже прохладно.

Время перевалило через полдень, и мы поняли, что если мы не хотим опоздать на наш самолет, нам нужно уже возвращаться,.

Мы быстро обошли африканский уголок, по достоинству оценив все декоративные элементы в африканском стиле: деревянные фигурки, резьбу, навесной мост в кроне деревьев со щитами, копьями и красочными орнаментами.














С сожалением покинув африканский уголок, мы повернули в сторону выхода, быстро пройдя мимо больших живописных прудов с розовыми фламинго, пеликанами, лебедями, уточками.

Потом, чтобы быстрее добраться до выхода, мы свернули на более короткий, как нам показалось на карте, путь и заблудились в густых зарослях среди птичьих вольеров. Еще несколько десятков красочных птиц промелькнуло у нас перед глазами, но уже не было времени, чтобы остановиться, сфотографировать и рассмотреть их пестрое оперенье и забавные повадки. В моей памяти остался только красавец-павлин, поблескивающий в солнечных лучах своим роскошным нарядом, а все остальные птицы, знакомые и те, которых мы видели в первый раз, промелькнули в глазах пестрым феерверком, чтобы постепенно стереться из памяти.

У входа в открытом летнем театре было шумно - там шло веселое птичье шоу, но у нас уже не было ни минуты, чтобы полюбоваться на это представление, мы выбрались из парка и зашагали в сторону остановки, которая после ярких птиц показалась какой-то пыльной и серой.

Как мы не торопились, очередной автобус ушел у нас из-под самого носа, и нам пришлось еще 20 минут скучать и волноваться в ожидании следущего. Когда он подошел, к счастью, минута в минуту, мы с облегчением забрались на второй этаж автобуса и сели на самом первом сидении, как раз над кабиной водителя, напротив огромного окна, позволяющем беспрепятственно, словно на экскурсии, обозревать окрестности.















В отеле мы быстро приняли душ и покинули эти просторные комнаты, служившие нам пять дней временным домом. Хотя мы бронировали через Интернет однокомнатный номер, нас сразу по приезду поселили в двухкомнатном, с большой светлой гостиной и уютной спальней. Освещение и оформление комнат было истинно азиатским: неяркие лампы, резные темные деревянные орнаментные панели, разделяющие гостиную и спальню, столы, мягкая мебель - в таком же строгом стиле, темная лиловая дермантиновая обивка диванчика и кресел. И тем не менее мы с большим удовольствием возвращались по вечерам сюда, где нас ждала свежезастланая удобная большая кровать с белоснежными похрустывающими простынями, и такие же свежие, сияюще-белые и пушистые полотенца каждый вечер висели в ванной комнате стройными рядами.

Унося в себе теплое чувство к обслуживающему персоналу отеля, мы сделали быстро check-out и поспешили в аэропорт.

До начала регистрации оставалось совсем немного времени, и мы так торопились на экскалаторе на выходе из станции MRT, что вдвоем не удержали ручку переполненного чемодана, он опрокинулся и перевернулся на ступеньках. Вытащили чемодан с экскалатора: пластиковая панель, на которой крепились колесики, наполовину откололась и неудобно болталась. Юра отстегнул от багажной сумки длинный ремень и крепко, насколько мог, притянул панель с колесами к ручке, в таком виде мы и отправили наш багаж в путешествие.

Быстро и легко пройдя таможенные и пограничные формальности, мы немного перевели дух в уютных креслах в окружении розовых и лиловых орхидей, и снова попали в гостеприимное общество изящных сингапурских стюардесс. Через шесть часов, незадолго до полуночи наш самолет приземлился в Пекине.