Friday, November 12, 2010

Еще каури, манука и снова дорога на юг.

Дождь, начавшийся накануне еще до заката, уютно барабанил по крыше вэна всю ночь, иногда громче, иногда тише. Мы ночевали в Waipoua Forest Campground, в небольшом кемпинге на окраине того леса, где растут гигантские каури. Утро было сероватым, рваные туманные облака окутывали верхушки ближайших невысоких холмов, не обещая ни солнца, ни хорошей погоды.

После завтрака мы натянули полиэтиленовые накидки и решили немного прогуляться по окрестностям, тропинка начиналась сразу за высокой мохнатой сосной, под которой ночевал наш вэн. И сразу же узенькую дорожку обступили непроходимые джунгли: высокие и раскидистые древовидные папоротники, косматые пальмы, оплетеные гибкими лианами и заросшие зелеными пушистыми бородами мхов. Среди этих густых зарослей нередко попадались молодые деревья каури, совсем юные и тоненькие по меркам своей породы, лет этак сто :) - даже я смогла бы обхватить их.

Тропинка попетляла по густому и непроходимому дождевому лесу и вывела нас на берег лесной речушки, джунгли близко подступил к ее крутым берегам и отражались в прозрачной кристально-чистой воде.

















Погуляв по лесу мы снова вернулись в кемпинг. Дождь немного утих, но небо так и не проянилось, было сыровато, поэтому мы решили поехать дальше, поискать хорошей погоды.

На высоком холме буквально в паре километров от места ночевки находилась смотровая площадка, мы въехали туда по крутой щебенчатой дороге, обочины которой густо заросли невысокими кустарниками с нежно-белыми мелкими цветочками. Чуть позже мы узнали, что это и есть знаменитая манука, кустарник, названный еще капитаном Джеймсом Куком "tea tree" (чайное дерево). Известному путешественнику пришелся по душе ароматный, немного горьковатый чай, получаемый при заваривании листьев и веточек мануки. Если растереть мелкие листочки мануки в руке, то они начинают благоухать очень пряно, тонко и ароматно. А из цветов мануки получаeтcя замечательный мед, он густой, с насыщенным цветом и вкусом и ценится гораздо больше, чем мед из других местных цветов. Manuka honey приписывают немало замечательных и полезных для здоровья свойств, мне он пришелся очень по душе, напомнил своим вкусом и ароматом таежный мед, собираемый сибирскими пчелами из летнего разнотравья.
















На самой вершине смотровой площадки мы обнаружили невысокую вышку, с которой в солнечную погоду можно было бы рассмотреть окрестности далеко вокруг. Но сегодня среди гор повисли лохматые клочья дождевых туч и тумана, только вдалеке на западе голубела узкая полоска чистого неба и ярко поблескивало Тасманово море.



Пока Юра фотографировал горы, а я рассматривала цветы мануки и листочки совсем молоденького деревца каури, ветер постепенно сгонял дождь и тяжелые низкие тучи вглубь острова, на восток, небо при этом становилось все выше и светлее.















Мы не стали ждать, когда над нашими головами засветит яркое солнце, и продолжили путь - неподолеку был еще один интересный лесной заповедник. Впереди перед нами плотным покровом висели дождевые тучи, но хорошая погода двигалась наперегонки с нашим вэном, приближая к нам чистое и безоблачное голубое небо.




Холмы, среди которых мы ехали, были живописны, их покрывала ярко-зеленая трава вперемежку с сияющими последними каплями росы солнечно-желыми мелкими головками лютиков. Пока мы любовались холмами в лютиках, красивыми высокими тонкими стрелкам розоватых цветов на обочине дороги и последними дождевыми тучами на горизонте у гор, погожая погода догнала нас, солнышко сначала неуверенно выглянуло сквозь узкий просвет среди облаков, но потом ветер унес последние тучи куда-то дальше к горам, стало очень солнечно и тепло.

Mы добрались до Trounson Park и я немедленно влюбилась в это место.
















Сразу у дороги нашему взору открылась большая просторная поляна, покрытая пушистой стриженой травкой, густо заросшей крохотными нежно-розовыми маргаритками. А по краям этого естественного ковра скакали маленькие пушистые кролики, они весело умывали свои забавные мордочки, игриво резвились друг с другом и жевали травку.

Лес здесь был просто великолепен: густые, почти непроходимые джунгли, для туристов в большей части леса проложены специальные приподнятые над землей деревянные мостики. Пышный влажный мох был повсюду, великое разнообразие папоротников, растущих везде: на земле, старых пнях и поваленых деревьях, высоко над землей в кронах. В лесу было очень много молодых каури, обросших лианами, родственниками пандануса. Это был самый красивый и зеленый дождевой лес, который мне когда-либо приходилось видеть!
















Мне очень понравилась поляна для пикников на противоположной стороне этого леса. Из плакатов, развешeнных в открытом светлом павильоне, я почерпнула много интересной информации о мануке и каури, а так же о милых и пушистых кроликах, моих любимых забавных поссумах, колючих европейских ежиках и юрких маленьких ласках - все эти завезенные европейцами животные наносили большой урон местной флоре и фауне, совершенно не готовой к подобному нашествию. В благодатных условиях Новой Зеландии очаровательные кролики плодились с головокружительной скоростью, размножаясь в геометрической прогрессии, и объедали зеленые луга быстрее саранчи. Вегетарианцы-поссумы не стеснялись здесь закусить свежим яичком киви или какой другой птицы, ежики поедали тонны насекомых, юркие ласки же вместо того, чтобы контролировать поголовье кроликов, нашли себе на новой родине более интересное занятие.

Я с большим интересом дочитала о том, какие меры предпринимаются, чтобы сохранить уникальную природу Новой Зеландии: "незваных" милашек-кроликов и глупышей-поссумов мне стало чуточку жалко, их отлавливали десятками, и о их дальнейшей судьбе говорить просто не хочется. :(

После обеда мы продолжили наш путь на юг, все так же двигаясь вдоль западного побережья. Я развлекалась тем, что фотографировала из окна вэна прямо на ходу. Какие-то кадры потом оказались довольно интересными, но большую их часть я все-таки выбросила из-за отсутствия фокуса. Левое нижнее фото тоже совершенно некачественное, но оно интересно тем, что на нем видно, как и в каких количествах растут вдоль дороги одичавшие каллы, к северу от Окленда мы постоянно наблюдали такую картину, но сделать более качественное фото так и не получилось.

По бокам дороги мелькали разные фермы, нередко рядом с шоссе стояли небольшие киоски-лавочки, торгующие фермерской продукцией. Я несколько раз заметила, что на этих магазинчиках, наряду с аппетитными словами "manuka honey" (мед из мануки), нередко появлялось "kumara". Слово было каким-то знакомым, но я никак не могла вспомнить, где я его раньше слышала.
Спросила у Юры: "Не знаешь, что такое кумара и что с ней делают?"
Юра почесал в затылке: "Не знаю... наверно кумарят!!! :) Но если мне захочется раскумариться, то я предпочел бы водку!" :)

Так мы ехали, веселясь, пару часов, а погода и окружающие пейзажи еще больше улучшали наше настроение.















После городка Ruanai нам нужно было поворачивать на восток - здесь в сушу глубоко вдавался большой и извилистый морской залив, оставляя от острова только тонкий перешеек, куда сходились все шоссе, ведущие к Окланду.

Сразу за городком велись дорожные работы, нам пришлось несколько минут медленно ехать по свеженасыпаной и еще не укатаной щебенке. Мелкие камушки выскакивали из-под колес и дробно стучали по днищу вэна. Когда регулировщик просигналил, что мы проехали зону ремонта, Юра прибавил скорость, но в передней части вэна где-то у колеса что-то громко и противно заскрежетало и чем дальше - тем громче и сильнее.

Мы свернули с шоссе к воротцам у какой-то фермы, прямо к пышному кусту ярко-пунцовой герани. Для начала Юра попинал колеса машины и заглянул под днище, там не было ничего необычного. Снова поехали. С минуту было все нормально, а потом снова раздался этот ужасный скрежет. Опять остановились на обочине, где-то посреди поля, только вдалеке одиноко белел маленький фермерский домик.

Юра еще раз попинал колеса, :) потом достал домкрат и поднял ту сторону машины, откуда доносился противный звук. Ничего интересного под днищем вэна он не обнаружил, только несколько мелких камешков, заскочивших в металлические ниши переднего моста машины. Юра выгреб все камешки, еще походил вокруг вэна, и практически не дыша мы завелись и поехали... Раздавался только ровный звук мотора. Уффф... Наверно на целый час после этого у нас пропало желание глупо шутить и обмениваться неприличными анекдотами. :)



Без приключений мы выбрались наконец на скоростное шоссе номер один и помчались с ветерком в сторону Окленда. Здесь движение было более напряженным, поэтому мы меньше глазели по сторонам и останавливались тоже гораздо реже.



Не успела я воскликнуть: "Ой, посмотри: розовые овечки," - как мы оставили их позади. Юра начал у меня допытываться, почему овечки были розовыми, а я только пожала плечами: "Откуда я знаю! Знаю только точно, что мне они не померещилось: с пол-десятка обычных белых овец, пушистая шубка которых сверху была выкрашена в ярко-розовый "девочковый" цвет!" :) Возвращаться не стали, мой желудок настойчиво напоминал, что обед был довольно ранним и давным-давно, еще под деревьями каури, я в такие моменты становлюсь настоящей рабыней своего желудка. :)




В Orewa, красивом городке на побережье, мы наконец-то остановились поужинать и, увидев в меню небольшого рыбного ресторанчика Fish &chips название "kumara", я сразу же пожелала чипсы из загадочного продукта.

Взяли объемный бумажный пакет take-away и вышли на ближайший просторный пляж с великолепным видом на залив, освещенный мягкими лучами вечернего солнца. Сразу налетели чайки, расселись на песке полукругом и стали внимательно наблюдать за нами. Загадочная кумара оказалась сладким картофелем, бататом. "Раскумарившись" чипсами из кумары, :) я не очень ими впечатлилась и отдала предпочтение соломке из обычного картофеля. А батат решила скормить чайкам, они тут же устроили целую кучу-малу вокруг нашего столика, подхватывая подброшенные в воздух чипсы прямо на лету.















На пляже было очень красиво и весело, но очень ветренно, и я натянула на себя все кофты, которые попались мне под руку. Наканец чипсы из батата закончились, и птицы быстро нашли другую семейную пару, ужинавшую на берегу, а мы продолжили наш путь.

Через какое-то время дорожные указатели нам подсказали, что мы въехали в черту City of Sails "города парусов" Окленда, но это и так было заметно по напряженному дорожному движению - мы по-прежнему двигались по highway, скоростному шоссе. И вот по другую сторону залива показалась знаменитая башня Sky Tower и небоскребы Сити, мы проехали совсем рядом, пересекая город с севера на юг. В слабых предзакатных солнечных лучах Окленд показался мне нарядно-белым и очень красивым, только яркая красно-синяя знакомая надпись "Spotlight" сбоку от шоссе отвлекла меня от этого почти медитативного созерцания проносившихся по бокам серовато-белых зданий.

Юра тоже заметил Спотлайт и коротко на меня взглянул: "Будем останавливаться?"
Вечерело, и мне было лень объяснять, что сейчас скорее всего магазин уже закрыт, да и вообще там я не увижу ничего нового - тот же самый ассортимент разной шерсти Moda Vera, которой я дома забила практически половину шкафа. Поэтому для всех будет лучше, если я хотя бы во время отпуска воздержусь от посещения этого магазина, где скорее всего продолжается распродажа... :) Всего этого я говорить не стала, просто махнула рукой вперед, и отвернулась от Спотлайта. А Юра еще долго потом удивлялся, как это я спокойно проехала мимо своего самого любимого магазина. :)

Перескакивая в сгущающихся сумерках с одного шоссе на другое мы проехали еще больше сотни километров и остановились ночевать рядом с городком со знаменитым названием Thames.