Friday, December 7, 2012

Yudanaka. (NAGANO.)




- Наверно это очень удобно - иметь волосы азиатского типа! - неожиданно объявила я.

Нацуми непонимающе подняла на меня глаза.

- Они у тебя тяжелые, ветер их не раздувает. Твои волосы лежат так, как ты их причесала с утра. - Я продолжала. - А мои - тонкие и спутываются из-за малейшего ветерка...

Действительно, легкий утренний ветерок уже похозяйничал на моей голове, и мои короткие немного волнистые темно-каштановые волосы выглядели так, будто к ним не прикасались расческой по крайней мере сутки. А когда мои волосы отрастают, то даже из-за слабого движения воздуха каждая волосинка начинает шевелиться и порхать вокруг лица, тогда я превращаюсь внешне в подобие Горгоны Медузы, :) мне не хватает только убийственного взгляда героини древнегреческой мифологии.

Я уже хотела поделиться с Нацуми своими мыслями по поводу Медузы, но вовремя вспомнила, что не знаю, как произнести ее имя на английском. Сначала хотела призвать на помощь Юру, шагающего чуть впереди, но мне пришло в голову, что вряд ли в японских школах подробно учат Древнегреческую историю, и понапрасну не стоило загружать голову студентки-молекулярного биолога этими чудными именами: Персей, Афина, Полидект.

Но вернусь от греков в Японию... :) Рано поутру мы шагали по центральной улице горного городка Юданака, направляясь к его окраине, где в старой части находилось много интересных исторических строений.




- Здесь раньше жил очень сильный самурай, - Проговорила девочка, читая путеводитель на японском. - Он обладал большой властью, и у него было много подданых, поэтому он выстроил такой большой дом и разные другие здания.



Мартышачье видео здесь и здесь.



Дом самурая был основательным и массивным, с традиционной японской крышей, деревянными рамами окон и дверей, затянутыми белой рисовой бумагой. Мы находились в просторном дворе, окруженном приземистыми деревянными зданиями. Деревца во дворе по случаю зимы уже подрезали и обвязали веревками, чтобы к весне они приняли требуемую форму.




Главный вход был обращен в долину, где теперь возвышались более современные здания, и с просторного двора, по бокам украшенного деревцами и белыми небольшими статуями, открывался живописный вид на окружающие горы.




Большая часть города Юданака находилась еще в тени и дымилась десятками горячих источников. Клубы пара медленно поднимались над домами и растворялись с свежем морозном воздухе. Кое-где с теневой стороны виднелись маленькие сугробы снега, накануне был небольшой снегопад.




Осмотрев бывшую резиденцию самурая, мы отправились вдоль по склону. Тропинка провела нас мимо старинного кладбища, надгробные прямоугольные камни с высеченными на них иероглифами стояли тесно, а сразу за ними густой стеной поднимался темный сосновый лес.

Из-за поворота появилась пожилая японка. Остановилась, разулыбалась, на очень ломаном английском попыталась нас спросить откуда мы. Нацуми ей ответила по-японски.

Бабулечка перевела свой взгляд на меня и заинтересованно начала разглядывать каул на моей шее. Вопросительно что-то пролопотала, обращаясь к Нацуми. Девочка засмеялась, закивала головой, переводя мне:

- Эта леди спрашивает, сама ли ты вязала свой шарф. И говорит, что он очень красивый.

Я расплылась от удовольствия:

- Аригато гозаймаааас!

Пожилая японка восхищенно поцокала языком, добавила несколько комплиментов моему свитеру, торчащему из-под куртки, и мы продолжили нашу экскурсию.

- Нацуми, а почему здесь так много разных храмов и молелен? - Удивилась я. - Городок небольшой, ну построили бы один храм - всем бы хватило помолиться... :)

Нацуми рассмеялась:

- Наверно нам, японцам, очень нравится их строить! И еще - здесь не только буддийские пагоды, некоторые строения принадлежат к более древней японской религии...




Изредка сверяясь с путеводителем, девочка рассказывала нам о назначении того или иного сооружения. Они все были красивы, необычны и как-то особенно органично сочеталась своей деревянной архитектурой с окружающей природой - темными высокими соснами, осыпавшимися лиственными деревьями и тонкими стеблями бамбука с узкими зелеными листьями.




Крутые ступеньки к старинным постройкам устилал толстый слой листьев гинкго. Под яркими лучами иней на земле уже растаял и крохотные капельки воды драгоценными камнями переливались среди желтой шуршащей листвы.




Осмотрев очередную достопримечательность, мы где-то сбились с основной тропинки, ведущей нас по склону холма среди обнаженных деревьев.




Мы некоторое время пробирались по кромке леса, среди ароматной сухой травы, а потом вышли на окраину городка, где на земляных горных террасах располагались маленькие частные огороды. О том, что эти участки - не что иное, как огороды, ясно говорили ровные ряды какой-то зелени и аккуратные бороздки между грядками. Весь осенний мусор и растительные отходы уже были убраны, повсюду царил удивительный порядок.




Мы осторожно, чтобы не помять, обошли грядочки, и остановились неподалеку, с восхищением рассматривая открывшийся нашим глазам пейзаж: какой простор, какие краски! А воздух - словно прозрачный хрусталь! Снежные вершины гор на горизонте и последние осенние краски леса составляли неповторимый контраст.

Мы долго любовались окрестностями, а потом спустились вниз по бетонированной дороге, обнаруженной неподалеку.

Оказавшись на мощеной камнем улице, Юра не выдержал:

- Ну как вам, японцам, это удается? Здесь нет не то что обычного городского мусора: бумажек, пластиковых бутылок... Я даже не вижу на мостовой ни единого осеннего листочка!

Нацуми пожала плечами:

- Ну все просто. Каждый хозяин дома подметает рано утром участок дороги от своего дома до соседа.

Мы с Юрой в два голоса засмеялись:

- Действительно, все просто!




От этой поразительной чистоты городок не выглядел настоящим, он был словно игрушечным или декорацией к какому-нибудь фильму.





Небольшие дома стояли здесь тесно друг к другу, иногда они даже касались стенами. Практически у каждого входа стояли цветы в кашпо и вазонах: герани, хризантемы, анютины глазки.




Местами на поверхность выходили горячие источники, они были оформлены в традиционном японском стиле.




Нацуми вдруг остановилась:

- Мне бабушка рассказывала, что в молодости она приезжала в эти места, чтобы погреться в онсене. Мы, японцы, очень любим принимать ванны в горячих источниках. Сфотографируйте меня, пожалуйста, я пошлю фотографию бабушке, ей будет приятно.

Я не удержалась:

- А на мартышек твоя бабушка ходила смотреть?

Нацуми рассмеялась:

- Нееет. Ей даже было смешно, когда я рассказала, что мы отправились сюда исключительно из-за макак. :) Мы не очень любим этих обезьян - они шумные, мусорят, безобразничают и воруют еду.




Пройдя по узеньким мощеным улочкам мимо многочисленных сувенирных магазинчиков, уже начинающих распахивать свои двери покупателям, мы снова поднялись на холм, чтобы осмотреть оставшиеся достопримечательности:




... потемневшую от времени деревянную резьбу пагод и молелен,...




... украшенных яркими бумажными фонарями, ...




... и невысокую статую Будды.




Пожилая женщина, наводившая порядок около Будды, сказала Нацуми:

- А здесь мартышки только что пробегали! Буквально десять минут назад.




Побродив по окрестностям, но так и не увидев ни одного животного, мы спустились с холма и отправились обратно в сторону отеля.




Было еще позднее утро, но мы решили пообедать пораньше, после длительной пешей прогулки на свежем горном воздухе наш аппетит разыгрался не на шутку.

После этого мы, сытые и довольные, начали просматривать на камерах сделанные за последние два дня фотографии. Тут Юру осенила гениальная идея:

- А что, может быть еще раз съездим к мартышкам? Завтра нам надо возвращаться в Йокохаму, а я вчера не подумал, что твоей камерой мы можем сделать видео.

И мы снова отправились в Джигокудани к снежным макакам.




У обезьянок жизнь шла по-прежнему: они грелись в горячем источнике, деловито сновали вдоль ручья, собирали с земли набросанное смотрителем зерно...




...и заботливо перебирали друг другу шерстку.




Я снова с умилением наблюдала за маленькими макаками. В теплой воде сидел крохотуля-мартышок, пристально разглядывающий кусочек растения. Такой любознательный! Если бы он был человеческим детенышем, то наверняка бы вырос и стал большим ученым, :) ботаником...




От недостатка движения мы с Нацуми снова быстро замерзли и бегали греться в здание у входа в парк.




А мартышки целыми семьями мокли в горячем источнике и полусонно дремали, разомлев от тепла.




Сделав еще несколько десятков фотографий, мы покинули парк с мартышками только перед его закрытием, ненадолго задержавшись внизу у гейзера. Направление ветра изменилось, и брызги от гейзера сносило прямо на металлическую решетку, укрепляющую склон горы. Холодало, вода не успевала стекать вниз и замерзала на сетчатой рабице, украшая каменистый склон ледяными узорами.

К машине мы вернулись, когда на горы опустились сумерки.




Мартышачье видео здесь и здесь.